«Мы руки не опустили»

Интервью с Василием Филипенко: об идеологии хоккея, шахматных смыслах и депутатской доле

Василий Филипенко. Фото предоставлено ХК "Югра".
Василий Филипенко — личность разноплановая. Представляя его, невозможно обойтись упоминанием одной должности. Каждая из рабочих ипостасей этого человека такова, что её с лихвой хватило бы на целый коллектив. А он — ничего, справляется. Директор ХК «Югра», президент Федерации шахмат Югры, депутат окружной думы и председатель комитета по социальной политике... «Муксун.fm» поговорил с Василием Филипенко обо всём этом.

— Василий Александрович, вы первый полный год проработали директором хоккейного клуба. Кроме того, в этом году было много событий и решений, связанных с шахматами. Ну, и вы изменили свой депутатский статус, перейдя с городского уровня на окружной. Вы согласны с тем, что для вас лично этот год был знаковым?

— Да, много было событий. Но почти каждый год в чём-то судьбоносен. В какой-то год меньше событий, в какой-то больше. Но в целом соглашусь с вами.

— Давайте с хоккея начнём. Мы все видим, что положение «Югры» в чемпионате КХЛ не самое завидное. Есть ли понимание, что клуб движется в правильном направлении?

— Мы проработали вместе с командой первый сезон. Пока не слишком удачный для главной команды, но мы боремся. Зато все остальные наши команды радуют. Хоккейный клуб «Югра» — это не только команда КХЛ. Это еще и команда Молодежной хоккейной лиги, и юношеская, и детские команды, в которых 370 человек занимается и из Ханты-Мансийска, и из округа. Мы стараемся максимально комплектовать команду мастеров своими воспитанниками. Не всё получается так, как хочется. Хотя, если посмотреть статистику, то больше половины наших поражений — это поражения в одну шайбу. Порой это были даже нелепые поражения, но, тем не менее, факт есть факт. Надеюсь, что ситуация изменится, и определённые шаги в этом направлении уже сделаны. Этот год мы закончили победой над «Сибирью».

— Получается, для клуба, как социального проекта, результат главной команды не является определяющим критерием успешной работы?

— Важно всё. Баланс нужен. Мы понимаем, что игру надо показывать. И иногда её показываем. Результат тоже нужен. С другой стороны, мы должны понять и определиться, чем именно мы занимаемся. Мы решили, что максимально привлекаем своих ребят. А ведь первый выпуск у нас был только в прошлом году. Сейчас у нас молодёжка сформирована почти на 80% из собственных воспитанников. В главной команде восемь наших игроков. Конечно, стоит задача и с ними добиться хорошего результата. Но он не сразу приходит. Хотя и в этом сезоне мы руки не опустили. Поменяли тренерский штаб. И я вижу, что у главного тренера есть понимание нашей концепции — опоры на своих воспитанников. Понятно, что надо привлекать и других. Ни одна команда КХЛ не сможет играть только своими воспитанниками. Но, тем не менее, тех ребят, которые готовы, мы привлекаем и будем привлекать в команду мастеров. Мы все знаем, что пока команда играла в Высшей лиге, количество занимающихся хоккеем детей увеличилось в округе с 2 тысяч до 4-х. А когда вошли в КХЛ — до 8 тысяч. Сегодня свыше 8 тысяч пацанов… хотя нет, есть и девчонки… занимаются хоккеем в округе. Это очень серьёзный показатель. И у нас есть костяк постоянных болельщиков — около двух с половиной тысяч человек ходят на игры всегда. Для такого небольшого города это очень много. Кроме того, я недавно разговаривал с руководителем телерадиокомпании «Югра», и он заверил, что трансляции наших матчей смотрят сотни тысяч людей по всему округу. И малейший сбой в трансляции или перенос времени вызывает шквал возмущённых звонков.

— В одном из спортивных СМИ прочитал такую фразу: «Хоккейный клуб «Югра» — это единственная команда в КХЛ, которая взяла на вооружение идеологию чучхе». Как вам такое сравнение?

— Не очень, честно говоря! (смеется)… Сравнение с Северной Кореей — не самое лестное. Да, мы опираемся на собственные силы, у нас нет легионеров. Но при этом мы стараемся бережно относиться к людям. Наверное, в нашем случае более уместно понятие «импортозамещение» (смеется).

— В этом году Ханты-Мансийск определён столицей Всемирной шахматной олимпиады 2020 года. Федерация шахмат определена в качестве исполнительной дирекции. Понятно, что опыт, приобретённый в 2010 году, никуда не делся. Но, как сегодня говорят, появились «новые экономические условия». Что вы думаете в этой связи?

— Понятно, что предстоит большая работа. Кажется, что три года — это много. Но на самом деле это не так — времени немного, а готовиться надо серьёзно. Всегда говорю и с удовольствием повторяю, что такие мероприятия очень полезны и для округа в целом, и для города Ханты-Мансийска в частности. Потому что в 2010 году мы, благодаря Всемирной шахматной олимпиаде, развили городскую инфраструктуру. И на этот раз есть шанс решить часть городских вопросов, которые пока в силу объективных причин, финансовых в том числе, не решаются. Мы будем принимать делегации 200 стран — то есть практически всех стран мира. С учётом неприятной ситуации, которая складывается с остальными видами спорта, проведение такого большого спортивного форума накладывает огромную ответственность.

— Под неприятной ситуацией вы имеете в виду допинговые скандалы?

— Да. Но тут такой проблемы быть не должно.

— Шахматистов не проверяют на допинг?

— Проверяют. Это же спорт… Но вы же помните то странно-хитрое решение Международного олимпийского комитета, что сами спортивные федерации должны определяться, допускать спортсменов или нет. Какие-то федерации предпринимают резкие движения. Но с учётом наших давних отношений с ФИДЕ таких ситуаций в данном случае быть не должно. Тем более, что в шахматах вопросов с допингом по России не было никогда.

— А не могли бы вы конкретизировать, что город сможет получить от проведения Всемирной шахматной олимпиады. Вот, например, об олимпиаде 2010 года нам сегодня напоминает гостиница «Олимпийская»…

— Нууу, далеко не только «Олимпийская»! У нас появилась и шахматная академия, и развязка на Студенческой, и Восточная объездная дорога. У нас была проведена реконструкция аэропорта. Водозабор был частично реконструирован. И это ещё далеко не всё!

— Да-да, вот и интересно, какие «плюшки» у нас останутся после 2020 года.

— Тут многое будет зависеть от городских властей, с которыми мы, конечно же, будем сотрудничать. Понимание, что нужно и что хочется — оно есть. Но это на самом деле масштабные проекты, реальность которых нужно оценивать с учётом финансовой ситуации, возможностей привлечения бюджетных и внебюджетных средств. По первоначальным прикидкам, нужно новое место проведения, потому что количество участников по сравнению с 2010 годом увеличится почти на тысячу человек. И они не поместятся в теннисном центре. Нужно и порядка тысячи новых мест для проживания. Есть понимание, что нужна ещё одна небольшая гостиница хорошего уровня. А всё остальное — это будет жильё, которое на время олимпиады мы используем в режиме гостиницы, после чего перепрофилируем в служебное или социальное. Или оно пойдёт в рынок, если строить будет частный инвестор. Мы должны определить все эти вещи самое позднее до сентября 2017 года.

— Как потом использовать жильё — более чем понятно. А вот как быть с местом проведения?

— Вариант его дальнейшего использования, с учётом которого надо сразу проектировать, — это такой семейный досуговый центр. В моём понимании и в понимании коллег из администрации города, это то, чего категорически не хватает Ханты-Мансийску. Нормальный кинотеатр, нормальные аттракционы, семейные кафе, боулинг, дискотека. Если со спортом и дополнительным образованием у нас в городе проблем особых нет, то вот с качественным досугом — есть. Практически на каждом приёме граждан, на встречах с людьми звучат эти вопросы. Поэтому, я думаю, такой центр будет востребованным.

— А как вы оцениваете процесс внедрения шахматного образования в школах?

— Это очень хорошая тема. И хорошо, что это сейчас происходит в директивном порядке. Потому что мы, как Федерация шахмат, с 2006 года занимались этим вопросом. А с 2008 года начали внедрять факультативы, обучали учителей, чтобы они могли объяснить детям азы игры. Охват школ у нас доходил до 30%. Цель-то какая — познакомить детишек с шахматами. Никто не ставит цели готовить в школах гроссмейстеров, это нереально. Но познакомить, чтобы человек определился, интересно ли ему это — почему бы и нет? И то, что сейчас шахматы введены как урок, даёт уверенность, что руководство школ будет этим заниматься. Потому что при том насыщенном учебном плане, который сейчас есть в школах, очень сложно было вклинить факультатив. А когда это урок, то и вопрос отпадает. С моей точки зрения, это хорошо, правильно. Шахматы и в учёбе помогают, развивают целеполагание, стратегическое мышление. И дети сегодня очень быстро их осваивают, быстро доходят до первого разряда. Я с ними играю иногда, знаю, о чём говорю.

— Но родители учеников некоторых школ жалуются, что уроки шахмат некому вести.

— Учителей не хватает, это точно. Не всегда получается сходу всё организовать как следует. Но мы продолжаем помогать. И Федерация, и шахматная академия подключаются. Ведём уроки он-лайн. Помогаем инвентарём, методической литературой. Я думаю, в следующем учебном году уже всё школы округа будут проводить уроки шахмат. Вы сами видите, что интерес к шахматам растёт. Какое внимание привлёк к себе матч за звание чемпиона мира! Это здорово. А ведь оба игрока — и Карлсен, и Карякин — опыт участия в серьёзных турнирах получили именно в Ханты-Мансийске. Да и вообще, можно по пальцам пересчитать гроссмейстеров, которые ещё не были в Ханты-Мансийске.

— Давайте теперь о депутатской работе. Насколько сложно или, наоборот, легко вам было переключиться с городского уровня на окружной?

— Масштабы, конечно, другие. Понятно, что десять лет работы в городе — пять лет председателем думы, пять лет главой — дают определённое понимание и по региону. Но не скажу, что всеобъемлющее. В регионе 22 муниципальных образования. И разрабатывая какой-то закон, очень непросто сделать так, чтобы он для всех работал одинаково. Условия-то у всех разные. Поэтому идёт серьёзная проработка любого документа на комитетах и между комитетами, и с правительством, и с муниципальными образованиями, и с депутатами Государственной думы. Постоянно идут предложения — там подработать закон, тут подработать. Я и сам, будучи главой города, обращался в окружную думу, например, с просьбой подкорректировать закон о предоставлении земельных участков многодетным семьям. Нас тогда услышали и внесли изменения, согласно которым половина участков в обязательном порядке стала предоставляться многодетным семьям. А до этого все льготные категории граждан стояли в одной очереди.

— А сейчас вас, как депутата, какие вопросы занимают в первую очередь?

— Сейчас мы работаем над предложениями по изменению наших федеральных законов, касающихся предоставления жилья. Идея в том, чтобы часть жилья в обязательном порядке представлялась тем, кто стоит в общей очереди. Например, в Ханты-Мансийске очень большое количество внеочередников. Да, это норма закона. Мы в Ханты-Мансийске приобретали большое количество жилья каждый год. Но в итоге общая социальная очередь движется еле-еле, буквально одна-две-три-пять квартир в год. Это не темпы. Это катастрофически мало. Всё остальное уходит внеочередникам. Мы хотим, чтобы в законе было прописано, что если город приобрёл, допустим, 100 квартир, то 20-30 из них нужно в общую очередь отдать. Вот этим будем заниматься… Кроме того, тема спорта постоянно поднимается. Видно, что многие вопросы не решаются из-за пассивной позиции спортивных федераций. Я больше десяти лет руковожу Федерацией шахмат и понимаю, о чём говорю… Есть вопросы, связанные с медосмотрами. Ужесточаются нормативы по допуску спортсменов к соревнованиям. А наши учреждения здравоохранения порой не готовы к дополнительному массовому освидетельствованию спортсменов. Тоже вопрос. В общем, есть чем заниматься.

— Вам избиратели письма пишут?

— Пишут.

— Что пишут?

— Вот буквально вчера написали, чтобы помогли построить крытый корт в Ханты-Мансийске. 42 подписи. Я-то понимаю, что не хватает льда в городе. Хотя Сургут нас, наверное, не поймёт. Но это правда. У нас в обоих ледовых дворцах время расписано с 6 утра до 2 ночи. Поэтому, конечно, какой-то городской крытый объект — он нужен. Недорогой, тренировочный. Так что соберемся по этому вопросу с городской администрацией, подумаем.

© Евгений Зиновьев, Муксун.fm

Реплики

  1. Сергей Добруля

    Удачи Вам Василий Александрович на новом поприще!

    29 декабря 2016, 19:07
    Ответить

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Докажите, что вы не робот, решив для нас простой пример:

*

*