«Чтобы стать первыми, и правитель должен быть другой, и цель всем понятна»
Интервью

«Чтобы стать первыми, и правитель должен быть другой, и цель всем понятна»

9 января , 17:56Photo: Муксун.fm
Тюменский блогер Виктор Егоров прошел пешком по стране с якутским шаманом Александром Габышевым, который по зову духов направлялся в Москву «изгонять» Путина. Муксун.fm поговорил с блогером о знакомстве с шаманом и его предсказании, о жизни россиян, а также выяснил настоящую причину похода Габышева в Москву.

Напомним, Александр Габышев, шаман из Якутии, весной 2019 года пошел пешком в Москву для «изгнания» президента РФ, называя его «демоном». После двух тысяч километров похода в одиночку к нему стали присоединяться единомышленники. В результате он был задержан вооруженной полицией и отправлен обратно в Якутию. Тюменский блогер Виктор Егоров присоединился к шаману в июле под Читой. Свой поход он закончил в декабре одиночным пикетом на Красной площади в образе Деда Мороза с плакатом «Вся власть народу!».

Виктор Егоров в Домодедово на пути в Тюмень заканчивает путешествие 20 декабря 2019 года

Принято подводить итоги накануне Нового года, вы для себя их подводите?

Ну какие итоги, это все для детей, понимаешь. Все ради детей: елку наряжать, игрушки развешивать, в Деда мороза играть, хороводы водить — им это все нужно, зачем взрослому человеку все это. Разве что каждый взрослый немного ребенок, поэтому оно и нужно. Но не для меня.

В отряде шамана вас прозвали Дедом Морозом…

20 декабря 2019 года Егоров с одиночным пикетом на Красной площади

Я, к своему несчастью, слишком много прочитал того, что не надо было читать. Да еще в Якутии побывал. А там вообще нет Нового года. Сейчас ввели, естественно, а до этого не было. Вот есть солнечный праздник, ух как радуются. Огромный праздник, 300 тысяч собирается вместе, в один танец, на огромном поле. Я когда приехал, края не увидел этого поля. Все в рубленых деревьях-столбах, коновязи, различные орнаменты, символы. В общем, это ритуальное место, там загадывают судьбу. Духов благодарят, причем как будто они живые все и тут присутствуют. Вот это я понимаю, люди пришли с надеждой на следующий год, чтобы духи не подвели. Тут все: сознание, подсознание, вот это праздник. А тут — для детей. Если человек больше ребенок, он больше радуется, а если меньше, как я, то мне как-то побоку этот праздник.

Якуты, похоже, не только за себя просят, но еще и для страны.

Для них нет снега, воды, растения, которые бы ни были живыми. Особенно жилище, огонь, животные — для них братья по разуму, по духу. Причем тотемные, то есть руководящие. У нас тоже в православии есть правило молитву прочитать за столом, но ему 2 тысячи лет — придуманы молитвы совсем недавно. А у них, представляешь, 14 тысяч лет, и все это никогда нигде не записывалось, все передается. Перед тем как в дом войти, особенно свой, [хозяин дома] что-то шепчет, мы бы перекрестились. В дом зайдет, там в каждом углу кто-то живет, а на полках так вообще пища оставлена духам, где-то символ — кусочек конского хвоста. И вот пока глазами каждого не обежал, чего-то не шепнул, по дому-то не ходит. Это плывущее подсознание, человек в этом живет. Это не то, что икону увидел — перекрестился. У них образ мышления.

Шаман, который пошел изгонять Путина, только там и мог появиться. Все остальные сразу стали бы сумасшедшими, а там это нормально. Духи сказали, там где-то демон, давай, иди туда, изгоняй. Собрался — пошел. Для всех нормально, никто не обратил внимания даже.

В какой момент вы поняли, что не можете остаться равнодушным к этой истории с шаманом?

Я ведь тоже из этой среды, ну то есть где-то предки пошаманили, но у другого народа и с другими духами. Как увидел его первый ролик, понял — все, родной. Надо спешить, пока он живой.

Правда, планировал немного иначе, как всегда же дела-дела. Думаю, ему идти еще два года, в августе у меня путевка, съезжу в сентябре к нему, посмотрю, пообщаюсь, человек достоин, он уже главное совершил, хоть уже никуда не иди.

Это что главное?

Он прошел 2 тысячи километров пешком по велению духов. Для меня это значит, что человек уже совершил поступок гигантский: 2 тысячи пешком по зимней дороге. Идет, или уже нет, главное мне с ним увидеться и познакомиться. Думал, успею, но потом понял, не успеваю, какая-то белиберда начинается. Думаю, еще месяц, или его грохнут или каким-то образом с дороги снимут. Поэтому, если хочешь его увидеть в такой среде, идущим по дороге, надо поспешать. Я ненамного ошибся, на два месяца всего. У меня были предположения, что он плохо на дороге закончит, а вместе с ним и еще кто-то. Но слава богу.

Я, кстати, благодарен руководству силовых структур и, может быть, самому президенту, что они не пошли по худшему варианту. Я там ребятам говорил: лишь бы они оказались умнее, чем мы о них думаем. И они оказались умнее.

Причем в каком-то смысле они сделали идеально. Я думал, будет хуже. Думал, не застану его, что он из Читы уже не выберется, поэтому торопился и успел. Пока я дела закончил, он уже 170 километров от Читы прошагал. Буквально несколько дней, ну неделя! Я его искать приехал. 25 июля в Читу добрался, у всех спрашиваю, где шаман, отвечают, что где-то на трассе. Утром — в одном месте, а на следующий день не видать, а потом вообще где-то через 50 километров появляется. Давайте, говорю, поедем, где-нибудь его найдем. Наивный был. Едем на такси, вот уже сто километров проехали. А там по связи с дальнобойщиками спрашиваем, где,говорят, что где-то на 80-м километре. Мы 100, 150 проехали, нигде нет. Уже темнеет, возвращаться надо. Наивный, думал легко найти на дороге, потом-то я понял, почему так. Он прятался потому что. И мы прятались потом.

Вроде его видели на 170-м, это уже последняя наша надежда была. Проезжаем столбик, как было чистое поле, так и есть. Никого. Надо тормозить, скорость нулевая почти, смотрим в оба по сторонам. Надо разворачиваться. И тут собачка на дороге маленькая. Откуда она здесь? И вспоминаю, когда ролики шамана смотрел, все время гавкала собачка. Это его собачка! Вышел, пошел смотреть, за кустами белую машину вижу. А в комментариях говорилось, что появилась белая машина у них. Отдал таксисту все деньги, 4 700 рублей.

Обычно созваниваются и приезжают, но я же все иначе делаю. Я говорю, собачку увидел. Шаман кружку убирает и говорит: она встречать тебя ходила, и дальше чай пьет. Я потом эту собачку сто с лишним километров вел на поводке, все отказались, она мешается же.

Вас спросили, зачем пришли?

Меня нет. Других спрашивали, все боялись эфэсбэшников. Женька устраивал дурацкие допросы, интеллигенты злились по-страшному. Он же всегда на матерках, Женя Ворон. Он такой уголовник матерый. Ему шаман поручил собственную безопасность.

А шаман какое впечатление на вас произвел?

Он как раз и ребенок. Причем в таком идеальном варианте. Он даже не взрослый. Он ростом маленький, улыбается всегда, как ребенок, которому 3 года, еще зубы не все выросли. Это надо видеть, когда он не замучен. Потом его так замучили, что он просто был измочаленный. А я застал его в самые лучшие дни, можно сказать. Когда на него не навалилась вся эта ответственность, опасность, проблемы, общение 24 часа в сутки.

Чему вы у него научились?

Александр Габышев, шаман из Якутии

Я еще учусь, все впереди. Я учился у многих и до, разумеется, но раньше все люди были серьезные и умные, отягощенные грузом знаний, будто цепями обвязаны. Плюс условностями, в меньшей степени, привычками. А также моделью поведения, как деревянные ходят всю жизнь. А шаман нет, он в мягких пеленках. Цены им не знает, марает без зазрения совести.

Это свобода. Свобода поведения, общения — ребенок! Причем добрый, любознательный, с хорошей памятью и по-детски проницательный. Отличить доброго от недоброго ему — один взгляд.

Такие люди опасны всегда, они искренние, непосредственные, правдивы. Спиноза был опасен, Лютер, Иисус — они искренние и правдивые, в этом главная опасность всегда для политиков, императоров, царей. В шутов их можно превратить, но выводить на серьезное поле, где они будут вещать и учить, ни в коем случае. Поэтому их обычно гоняли, сжигали, иногда на крест.

Ваши впечатления о России, по которой вы шли почти полгода?

А вот Россию я наконец-то лучше понял. Как так получается, столько лет работал вроде в общественном поле, в политике — ну и я же не был в изоляции от общества — столько лет общался, мне кажется, я как будто в другом мире был.

В реальном мире все оказалось лучше, чем я думал.

Дело не в Тюменской области, а в России вообще. Меня поддавливало, ну, воровство такое на бюджетном уровне гигантское. Это давило, казалось, ну все, труба — дело. Мы развалимся. При таком воровстве — это только перед концом света. Пир, чума, все равно подыхать как бы. Никакого контроля уже, каждый волокет, что ближе и к себе. Ну такое ощущение было.

Потом мы стали идти пешком, в принципе, это нищета. Вся деревня состоит из домиков, из них четверть в два окна — узенький торец. Три четверти — в три окна, и редко-редко в деревне домик побольше, единицы. Идешь по федеральной трассе, не глубинка, и все деревни одинаковые, большинство нищие, а несколько домиков, условно говоря, состоявшиеся крестьяне. Не кулаки даже, так.

Но! Мы же в этих деревнях знакомились с людьми, они приходили к костру, и у меня все эти темные мысли про маленькие домишки, про нищету далеко ушли, это все не так важно. Все это шелуха. Главное все равно это человек.

И я успокоился тогда. Они остались у меня как лучшие воспоминания, теплее нет. Они приезжали или уже с кастрюлькой супа, или со сковородой, где мясо нажарено, обязательно с молоком и хлебом собственным. Например, Иван да Марья, я их все вспоминаю. Шли мимо деревни, наткнулись на Марью, она спросила, где будете. Они приехали к нам на мотоцикле с мужем со своими овощами. Пообщались, она побеседовала с шаманом о своих женских делах. Иван с нами. На следующий день, уже за 20 километров, приехали с молоком, салом, мясом, хлебом. Опять целый вечер говорили, уже все знакомые, как родные. На следующий вечер уже за 40 км приехали с супом и сковородой, со всем готовым. И последний раз приехали к нам за 60 км на мотоцикле с деревянной люлькой, без фонарей, старый-престарый мотоцикл.

Говорили о жизни. У них просто светлые глаза. Они даже о тяжелой работе о своей говорят: да не обращайте внимания, это ерунда, главное — какие у нас гости! Как мы счастливы вас видеть, как хорошо, что вы здесь, какие вы славные. Просто очень добрые и очень простые.

С такими людьми мы о Путине не говорили, да и они тоже особо не говорили. Вот я был подавленный и угнетенный информацией о воровстве и так далее. Слава богу, я от этого немножко освободился благодаря вот этим людям. А они нет. Путины уходят, все уходит. Вот люди сами на земле работающие, и не только на земле, светлые люди, душевные, простые. Они снимают эту подавленность, по крайней мере, с меня.

На земле много проблем, но, то, что в Югославии живут в больших домах, а в Америке хорошие дороги, для планеты это все пустяк. То, что люди сохраняются, остаются такими простыми, светлыми и добрыми — это главное. На планете это важно, все остальное — ерунда.

Наверное, то, что русский народ плохо живет, и послужило поводом для шамана пойти изгонять Путина?

За Сашу не могу говорить, но то, что за якутский народ пошел, это нигде не подчеркивается, он сам нечасто об этом говорит. Когда находишься в Якутии, общаешься с теми, кто его окружает, то понимаешь.

Там ведь такая неприятная история. Чего ни коснись, все московское. Собственники — все москвичи: алмазов, газа, нефти, редких руд, платины, золота. А они берут месторождения вместе с землей. Они берут то, что принадлежало якутам, которые привыкли, что по легенде бог им сказал: «А ваша земля на севере. Я вам отдам северную, но очень богатую землю. Берегите ее». И они ее берегли 12 тысяч лет. А московским похер вся земля, все эти духи, обереги. Надо рыть, копать, доставать, увозить. Так, что из самолета слитки выпадают, причем не из золота, платины. По взлетной полосе брюхо распороло от тяжести у самолета. Это в Якутске, в аэропорту.

Это уже на религиозном уровне неприятие подхода к земле и природе. Его сейчас называют якутским национализмом, но в основном он на духовном уровне. Если вы к земле неуважительно относитесь, к людям, природе, животным, ко всему, вас надо изгонять. Вы демоны. А нам доверили бороться и защищать землю.

Вот и появилось понятие демона — Москвы, ну и президента. Демоны губят их землю. Но это не подчеркивается, это даже не понимают.

Сам поход мне облегчил жизнь. Потом я из города в город на поезде, автостопом, автобусом, как угодно. Чита, Улан Удэ, Иркутск, Красноярск, Новосибирск, Челябинск, Уфа, Пермь — в каждом городе вокзал, аэропорт новые, центр весь вылизан, фасады все восстановлены, практически почти Европа. Приезжаю в какой-то занюханный Котлас, одно название для меня — какой-то котел черный и грязный валяется ненужный, а у них такой торговый центр, каких в Тюмени нет. Весь как с иголочки, все магазины, будто их только что отшлифовали. Я иду у них по улице Мира и решил зайти в самый лучший магазин и не знал куда зайти, все красивые. Заходишь, там три человека, в огромном магазине. Зачем они, не знаю.

Вот так примерно выглядят все города. Они не убогие, наконец-то как будто ожившие, осовремененные. Вот сейчас бы стартовать, все для этого подготовлено. Экономический старт. И людям, в принципе, больше и не надо, они бы жили в красивой быстроразвивающейся стране. Но старт все откладывается. Вот это единственная печаль.

Что нужно для старта?

Да в принципе, ничего сложного делать не надо. Многие говорят, не судьба. А может, судьба? С шаманом было легко, потому что когда шли, он говорил: да, мы последние, но мы будем первыми. Вы, православные, читайте свой Новый завет: и последний будет первым. Мы будем первыми! Ладно, шаман говорит, будем.

Сейчас думаешь, чтобы стать первыми, е-мое, и правитель должен быть другой, и правительство другое, и цель, скажем, всем понятна, и настроение должно у всех измениться, и появиться духовная радость от того, что ты возрождаешься, а не гибнешь. Вот что должно появиться.

Но этого перелома нет. Все занимаются тем, чтобы свою семью вытащить. Если ты не радуешься, не живешь вместе с той землей, с планетой, грубо говоря, то не знаю, не вижу этого. Радость была в советское время у тех, кто не попал под сталинский каток. Я еще застал это время, ту радость, которая была от того, что страна становится могучей, хорошеет. Пусть лозунги, но гордость рождалась. А если у тебя нет гордости за страну, город, друзей, родителей, детей — если этого нет, не знаю.

Если бы не эти люди, я бы точно сейчас был представителем упадничества в глубокой форме. Я бы еще аргументировано это и доказывал. Слава богу, что Иван да Марья, жители деревни Хахатунь наладили в мозгах, подправили, ну и шаман, конечно.

Я почему был Дедом Морозом, потому что я одно желание шамана обещал исполнить. В каком-то смысле он меня и благословил на это дело, поскольку сам был уже в клетке. Если часть приоткрыть, он сказал: небесными воинами вы еще не стали, но что-то небесное вы уже можете делать. Ты все равно уходишь, попробуй сделать так, как я тебя учил:

«Люди не научились прощать, они всегда мстят. Никогда они не победят злого духа, если в них сохраняется дух мщения. Злой дух непобедим, победить его может только тот, кто сам готов простить и не мстить. Пройди и в каждом городе пожелай горожанам прощать и не мстить».

И я в каждом городе вставал на центральной площади и после того, как полиция проверит паспорт, как поздравлю всех детей, проговаривал пожелание от Саши всем жителям.

Пусть жители этого города научатся, хотя бы сегодня попробуют один раз не поругаться, сдержать себя, матери не нагрубить, на ребенке не сорваться, с соседом не вступить в перепалку, кассира не обидеть и так далее.

Это же самое в Новый год я бы и повторил всем, потому что я теперь человека любого воспринимаю не как реалист. Убедился, что у нас нет собственной головы и собственного мира, где якобы мы что-то думаем про себя, и это остается только там. Любая наша мысль раздается не в нашей голове, вот в чем штука. Нет отдельного дерева в лесу. Формально одно, но это целый лес. И люди точно также. Если человек что-то подумал, подумала вся вселенная, просто она решает, хорошо подумал или плохо. Если плохо подумал, вселенную немного кукожит, она хотела бы, чтобы человек лучше был. И когда человек злится, особенно мстит, относится к окружающим не так, как хотел бы, чтобы отнеслись к нему, вот он и сеет, это все и будет продолжаться. И в этом придется вариться всем. Всем так и жить.

Через 10 тысяч лет государства не будет, будет одна большая, дружная, веселая семья. Когда вы будете взрослеть, будете любить друг друга, поймете, что счастье — в любви, уважении, добре.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter