Нам с этим жить

Как трагедия 4 декабря изменила Югру

Фото графия сделана 5 декабря 2016 года. Жители Ханты-Мансийска несли цветы к Центру развития теннисного спорта, где в последний раз выступали погибшие дети. Фото: Александр Григоренко, ugra-news.ru.
Это был очень страшный день. Воскресенье, ближе к вечеру. Несущиеся по Ханты-Мансийску машины скорой помощи. Первые тревожные вопросы в соцсетях — что случилось? Первые ответы — кажется, авария возле Ярков. Первое официальное сообщение — да, авария, есть погибшие. Шестеро. Нет, уже восемь. Нет, уже десять. Уже одиннадцать. Уже двенадцать. Большинство — дети, спортсмены… Жизни многих людей, если не всей Югры, разделились тогда на «до» и «после».

Трагедия 4 декабря останется в истории Югры навсегда — её не забудут, как многие прочие. Память о ней не притупится. Это было слишком больно, слишком близко, слишком громко, слишком за гранью человеческого понимания. Это было так, как не бывает. А если бывает, то не с нами — не в нашей уютной и благополучной Югре, а где-нибудь там — где падают самолёты, взрывается метро и работает Первый канал.

Нереальность происходящего наотмашь била по сознанию. Груда металла, в которую превратился детский автобус. Цветы и игрушки у зданий теннисного центра в Ханты-Мансийске и спортшколы «Сибиряк» в Нефтеюганске. Фотографии первой встречи губернатора Натальи Комаровой с родителями погибших детей в холле гостиницы «Олимпийская». В их глазах нет слёз, на их лицах нет боли — а есть только недоумение: что вы говорите? Почему мы здесь?? Где мой ребёнок???

Эта трагедия поведала нам очень много о нас самих. Сначала — то, что мы не можем оставаться в стороне. В первые же часы после аварии в ОКБ Ханты-Мансийска пришли сотни людей, чтобы сдать кровь для пострадавших. Соцсети наполнились вопросами: «как помочь?», «куда перевести деньги?» Сначала — то, что у нас есть классные врачи, которые вытащили всех, кого довезли до больницы живыми. Сначала — то, что наши власти умеют реагировать на такие трагедии быстро и адекватно, работать организованно и круглосуточно.

Это всё было сначала, в первые дни. А потом пришла пора копаться в причинах и разгребать последствия. И трагедия 4 декабря вскрыла множество нарывов, накопленных системных проблем, которые до той поры удавалось не замечать.

Оказалось, что перевозки детей в округе были, по сути, одним огромным нарушением закона. Зачастую возили абы как, абы на чём, без согласований и сопровождений. Потому что нет транспорта, нет денег — даже тогда, когда (как впоследствии выяснилось) деньги предусматривались в бюджетах. А первые попытки навести в этом деле порядок привели к тому, что многие дети просто перестали куда-либо выезжать — организовать перевозки строго по закону оказалось для многих чересчур дорого и хлопотно.

Вылезла наружу гниль в структуре ГИБДД, которая привела к тому, что водитель, лишённый прав, ещё полгода спокойно работал на большегрузе и даже перевозил крупногабаритную технику. И беспрепятственно проезжал мимо стационарных постов.

Выяснилось, что по нашим законам главный обвиняемый в гибели 12 человек вполне может быть выпущен из СИЗО, а для тщательного и всестороннего расследования необходимо личное вмешательство главы Следственного комитета Александра Бастрыкина. А чтобы до него достучаться, потерпевшим нужно писать открытые письма и привлекать к своим проблемам дополнительное внимание, хотя, казалось бы, они должны быть избавлены от такой необходимости.

А ещё наши дети тренируются в аварийных спортшколах, которые закрывают только после трагедии. И решения о строительстве новых принимаются только после публичного обращения.

Прошёл ровно год. Но эхо трагедии 4 декабря даже не думает смолкать. Идёт суд. Продолжается расследование. Появляются новые фигуранты. Родители выходят на митинги, требуя справедливости. Поток информационных поводов, так или иначе связанных с той аварией, не иссякает. Напротив — он наполняется новым содержанием: речь идёт уже не о частных вещах, а о необходимости системных преобразований. А система изменится только после того, как ответственность за последствия будут нести те, кто эту систему организовал. Или наоборот — бросил всё на самотёк.

Как бы то ни было, сейчас любая проблема, связанная с детским спортом в Югре, будет рассматриваться через призму трагедии нефтеюганских акробатов. А соревнования по спортивной акробатике в Югре всегда будут посвящаться памяти 12-ти погибших…

…Вика, Регина, Лера, Даша, Тимофей, Кира, Маша, Арина, Данил, Зулфия, Татьяна, Ирина Густавовна… Вы должны были жить. Долго и счастливо.

© Редакция Муксун.fm

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Докажите, что вы не робот, решив для нас простой пример:

*

*