Сырая нефть. Что круче — «Казарка» или «Сокол»?
Аналитика

Сырая нефть. Что круче — «Казарка» или «Сокол»?

2 декабря 2019, 17:32Photo: Телеграм-канал "Буровая"
Существует масса сортов нефти кроме всем известных «Брент» и «Юралс». Вместе с медиаисследователем Сергеем Климаковым разбираемся, зачем обывателю знать предысторию становления брендов, и что стоит за названиями, которые хочется продегустировать.

Про Brent и Urals наверняка слышали и имеют минимальное представление большинство россиян. Эти вещи из раздела «особенностей национальной экономики», шкала нашего народного термометра с градусами-нефтедолларами. Выше-ниже — лучше-хуже.

Что говорить о тех, кто непосредственно погружен в экономику и политику: тут для многих скрыт верховный, сакральный смысл.

Смысл слова. С ростом осознания ключевой роли нефтяной темы в жизни общества усиливается и научный лингвистический интерес к ней. Выходят специальные исследования типа «Нефть: дискурсивно-стилистическая эволюция медиаконцепта», «Лексика нефтяной промышленности в современном татарском языке», «Когнитивные и структурно-семантические особенности метафорических терминов: на материале терминологии американской нефтегазовой отрасли»…

Любопытно, к примеру, узнать про «истоки нефтяного контекста русской поэзии» в том числе у Есенина, писавшего в 1924 году:

«В стихию промыслов

Нас посвящает Чагин.

«Смотри, — он говорит, –

Не лучше ли церквей

Вот эти вышки

Черных нефть-фонтанов.

Довольно с нас мистических туманов,

Воспой, поэт,

Что крепче и живей».

Кажется, все-таки, сегодня есенинские «Стансы» от нас дальше, чем Brent и Urals. А что есть «Брент»? Известно — биржевой сорт-эталон сырой нефти. Имя идет из 1970-х, когда брендирование сортов стало необходимостью на этапе коренной перестройки мирового ойлмаркета.

«Юралс» из той же оперы — главная экспортная марка отечественной нефти, образующаяся в результате смешения в трубопроводной системе нескольких видов сырья, добываемого в разных регионах страны. Смесь «межрегиональная», однако «Уральская» характеристика прославляет на весь мир по факту лишь одну территорию. Получается, будто Урал не только металлургический, военно-промышленный — еще и нефтяной «опорный край державы».

Brent story занимательнее Urals. Она тоже связана с географией, нефтеносным шельфом Северного моря в нескольких сотнях километров от побережья Шотландии. Группу из шести нефтяных полей здесь в 1970 году потрясающе удачно для себя и для Великобритании обнаружила компания Shell UK Exploration. Имена месторождениям дал директор этой корпорации по нефтеразведке Майлз К. Боуэн в порядке очередности открытия и алфавитного списка птиц: Auk (Гагарка), Brent (Казарка черная), Cormorant (Баклан), Dunlin (Чернозобик), Eider (Гага обыкновенная), Fulmar (Глупыш).

Согласно причудливой легенде, первое месторождение было сначала именовано как «АUK» в смысле «А-United Kingdom/британское № 1», но потом пришла догадка, что шестая по счету геоточка зазвучит нецензурно, и любитель-орнитолог Боуэн быстро «перевел стрелки». После отстройки нефтебиржевого механизма таким неочевидным способом британская казарка взлетела на вершину глобального энергетического сектора.

Позволим высказать и собственную версию: если и не было задумано заранее, шелловский птиценейминг выглядит логичным на фоне крупнейшей морской нефтекатастрофы за три года до этого — танкера Torrey Canyon SS весной 1967 года в Ла-Манше — погубившей десятки тысяч пернатых на английском побережье Корнуолла. Фото обреченного пропитанного нефтью птенца стало ярким символом угрозы роста нефтебизнеса, и позитивное «перекрывание» образов, «искупление вины» нефтяниками дорогим подарком перед птичьим миром кажется имиджево сильным и стильным шагом. Видно тем более со временем, когда ясно, куда этот подарок поднял Brent goose.

«Казус казарки/brent» дает повод задуматься о медийном потенциале «нефтяной полисемантики». Сейчас Википедия указывает 285 сортов товарной нефти, поставляемых из разных стран на глобальный рынок (прим. ред.: смотрите List of crude oil products). Навскидку, такие марки из перечня как Alba и Captain (UK), Arab Heavy (Saudi Arabia), Baobab (Côte d’Ivoire), Champion (Brunei), Cossack (Australia), Santa Barbara (Venezuela) — многозначные, вполне «многоговорящие». Тут необъятная работа для криэйтеров.

Относительно России, сортовой вики-список, кстати, не исчерпывающий (работа соответствующих PR-служб). Кроме Urals у нас есть Siberian Light, Sokol, Vityaz, REBCO, ESPO, Arctic Oil (ArcO), Novy Port, Sakhalin Blend.

Здесь хорошая аналогия вырисовывается у «Сокола» с проекта «Сахалин-1», если ввести его в один ряд с Brent/Казаркой, Бакланом и Чернозобиком — общий строй-то сам по себе почетный, возвышающий, но какая птичка в нем круче всех, ответ нескромно очевиден. Другой важный аспект связан с Arctic Oil (ArcO) Приразломного месторождения в Печерском море. Мало того, что этот бренд столбит за собой арктическую нефть подчистую, его аббревиатура еще и отсылает к славным страницам мировой нефтяной истории, корпорации-гиганту ARCO (Atlantic Richfield Company), открывшей полвека назад аляскинский «нефтяной Клондайк» Prudhoe Bay. Образно-смысловая параллель с Atlantic Richfield и Прадхо Бей для Arctic Oil и Приразломного (тем более месторождения лежат фактически на одной широте) в данном случае — очень даже не лишняя.

Конечно, по своей ценности для цены сырой нефти имя не сравнимо с его сернистостью и плотностью. Но совсем игнорировать семантику и лексику в информационную эпоху на богатом рынке тоже не надо. Особенно тем, у кого серы в нефти больше.

Stories:
ЯНАО
Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter