Wild Born in Yamal: западный фотовзгляд на ненецкую семью
Аналитика

Wild Born in Yamal: западный фотовзгляд на ненецкую семью

15 ноября 2019, 15:17Photo: instagram.com/wildbornproject/
Ямальская тундра манит жаждущих открытий со всего мира. Специально для Муксун.fm медиаисследователь Сергей Климаков разобрался почему мы не изучаем и не видим то, что во всем мире представляет огромную культурную ценность.

Три месяца назад в престижном амстердамском издательстве Schilt (прим. ред.: партнер World Press Photo) вышла книга-альбом «Новый контур: окно в жизнь ненцев» фотографа-документалиста, путешественницы, антрополога Алегры Элли. Это визуальное обобщение итогов авторского познавательного тура на Ямал в конце 2016 года. Сама книга – в твердой обложке, 160 страниц и 105 фотографий, сейчас активно распространяется через книготорговые сети по средней цене 40-50$, на Amazon.com, на нее идут отклики и рецензии со всего света.

New Path: A window on Nenet life – работа яркая, жизненная, гуманистичная, и не случайно на нее сразу обратило внимание и дало анонс крутое мировое СМИ The Guardian, разместившее фотоподборку «Мир огня и льда» на своем сайте, а один избранный снимок – на целый разворот в печатной версии.

Автор, Алегра Элли (Alegra Ally) – гражданка мира, молодая независимая исследователь. Она сделала «Окно в жизнь ненцев» в рамках собственного долгосрочного проекта «Рожденные в дикой природе». Сплетающий фотоискусство и этнографию, Wild Born Project нацелен на изучение феномена беременности и деторождения в удаленных племенных общинах, документированию традиционных обрядов, опыта и мудрости женщин-матерей. В течение нескольких лет Алегра взаимодействовала с более чем десятью разными племенами, в том числе с женщинами-химба в Намибии, мекамбут в Папуа-Новой Гвинее, таут-бату на Филиппинах, чангпа в Индии и другие.

В 2015 году настал черед ямальских ненцев. На поездку в Россию Алегра выиграла специальный грант Scott Pearlman Field Awards в $10 тысяч и нашла еще спонсора-производителя одежды, однако больше всего средств - около $30 тысяч антрополог собрала с помощью краудфандинга, ей пожертвовали около 200 человек на поездку.

И в октябре-декабре 2016 года Алегра Элли провела в тундре Ямала два месяца бок о бок с семьей оленеводов Худи – беременной на последнем сроке Леной, ее мужем Леней и четырехлетней дочерью Кристиной. В нашем распоряжении нет самой книги, но в своем "Инстаграм"-аккаунте и серии интервью (7sky.life, British Journal of Photography, Maptia) связанных с презентацией издания, Алегра делится интересными впечатлениями об этих днях.

- Расскажете о вашем приключении на северо-западе Сибири?

Это была моя самая амбициозная поездка… Я присоединилась к небольшой группе ненецких скотоводов за Полярным кругом, где температура может упасть до -60°C, и участвовала в их ежегодной миграции на деревянных санях, запряженных северными оленями. В этом холодном окружении я сопровождала беременную ненецкую женщину и ее семью. Благодаря их участию, я включилась в процесс подготовки к родам в условиях дикой природы и фиксировала все аспекты беременности, родов и послеродового ухода за детьми в едва ли не самых враждебных условиях на Земле. Тысячелетиями ненцы совершали ежегодную зимнюю миграцию через полуостров Ямал.

Этот народ удивительно преодолел суровые обстоятельства, и ненецкие женщины выдержали – рожая и ухаживая при этом за своими новорожденными. Их мудрость, стойкость и наследие вдохновляют.

Из собранных мною устных историй, мифов, табу, церемоний, поговорок, песен, ритуальных песнопений и многого другого, относящихся к беременности, родам и уходу за детьми, я формирую архив как вклад в программы возрождения ненецкой культуры. Все собранные данные будут предоставлены местным ненецким организациям культурного наследия.

- Можете ли вы жить как они? Как вы себя чувствуете в их компании?

Я не верю, что многие люди могли бы жить как ненцы. Они ведут очень тяжелую жизнь. Которую любят – но это требует целых поколений адаптации. Я хотела попробовать, что значит быть ненцем, но вряд ли хотела бы жить этой жизнью. Рядом с ними я – молчаливый наблюдатель. Хотя пытаюсь помочь по возможности, вроде нарубить дров для огня, но не являюсь частью семьи или сообщества. Чтобы стать такой частью, нужны годы, и все равно полного совершенства не достичь.

- Есть ли, чего им не хватает в жизни?

Не думаю. Ненцы ведут простую жизнь. Они живут так, как жили их предки, и довольны этим.

Удивительно, но у них есть возможность вести «городскую» жизнь – власти предлагают им жилье в городах, и большинство молодых людей поступают в университеты, но потом решают вернуться в тундру и вести кочевой образ жизни.

Полуостров Ямал один из самых богатых районов в России по природному газу и нефти, и люди, которые там живут, имеют доступ к большому количеству ресурсов. Ненцы пользуются, например, мобильными телефонами и поездами, но предпочитают ограничивать свое имущество для облегчения миграции.

- Как они воспитывают своих детей?

До семи лет ненецкие дети живут в семьях в тундре. Мальчики сопровождают своего отца-оленевода, девочки остаются с матерью и осваивают женские дела. В семь лет они переезжают в школу-интернат в город рядом, где остаются до 17 лет и периодически посещают семью. Некоторые дальше получают высшее образование. Школы-интернаты фокусируются на ненецкой культуре, обучении языку, традиционным навыкам и сервировке сырого мяса, поскольку именно так едят семьи в тундре. Они также изучают общие предметы, такие как математика.

- Каким образом ненцы приспособились к современной жизни?

Ненцы – мастера адаптации, и мы все можем поучиться у них. Изучение того, как выжить и как использовать все имеющиеся у них ресурсы для выживания, просто превосходно. На пути прогресса они нашли баланс между тем, что дополняло их жизнь, и тем, сколько они могли потреблять, не теряя при этом значительной части своей идентичности и культуры.

- Арктический регион в опасности. Как изменение климата повлияло на повседневную жизнь семей ненцев?

Для ненцев движение это жизнь, и обычно в сезон оленьей миграции они перемещаются два-три раза в месяц. Жизнь на Полярном круге хрупка, и тайминг для ненцев – это все, их жизни зависят от миграции. На протяжении тысячелетий такой порядок поддерживал их. Они усердно и эффективно трудятся каждую минуту дня, чтобы обеспечить базовый уровень потребностей и комфорта, однако изменение климата может положить конец образу жизни, к которому они так хорошо приспособлены. Я была свидетелем этой новой реальности. Несколько раз в течение семи недель моего пребывания семья упаковывала все свои вещи на сани, а потом снова распаковывала, все из-за нестабильных погодных условий. Я думала, вообще, успею ли я поездить с семьей, и, в конце концов, мы мигрировали один раз и то на короткое расстояние.

Stories:
ЯНАО
Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter