Коллеги погибшей медсестры продолжают сообщать о проблемах в травмбольнице Сургута

Аналитика
Коллеги погибшей медсестры продолжают сообщать о проблемах в травмбольнице Сургута
Коллеги погибшей медсестры продолжают сообщать о проблемах в травмбольнице Сургута
17 ноября, 10:57Фото: 1MiМедсестра операционного блока №1 готова дойти до Генпрокуратуры.
Коллеги покончившей с жизнью медсестры-анестезиста Сургутской клинической травматологической больницы Аяжан Ташмагамбетовой продолжают обращаться в редакцию Муксун.fm c просьбой осветить проблемы медучреждения: неуважительное отношение к медсёстрам, просроченные операционные материалы, нескончаемые поборы.

Свою историю работы в данном медучреждении рассказала Олеся Губанова. В больнице она трудится на протяжении 8 лет. По её словам, всё это время в её адрес поступают угрозы от вышестоящих лиц, женщина на себе испытала унижения. Медсестёр заставляют мыть полы, стены, сдавать деньги на различные материалы для ремонты оперблока. В последний раз, по её словам, средства собирали на строительные «уголки».

Зеркальная ситуация

Негативное отношение к Олесе Губановой началось, по её словам, после того, как она отказалась использовать просроченный шовный материал, который используется во время операций.

«У нас с погибшей Аяжан (медсестра, покончившая жизнь самоубийством — прим. редакции) была одинаковая ситуация. Работаю в больнице 8 лет и могу сказать, что там заведено унижать сотрудников. Я работаю медсестрой в операционном блоке № 1. Ко мне негативное отношение началось после того, как я сказала, что не буду работать просроченным шовным материалом. И с того момента подверглась прессингу со стороны старшей сестры операционного блока № 1 и её заместителя», рассказала Олеся Губанова.

Она подчеркнула, что каждый день ждёт от некоторых коллег различного рода «подстав», что её запугивают невозможностью найти работу в Сургуте в случае увольнения.

«Из-за этой прессовки я обратилась к главной медсестре, но вместо поддержки, подверглась [унижениям]. Собрали 40 человек коллектива: их посадили в одной стороне помещения, меня посадили в другую сторону. Начались унижения и оскорбления. У нас тяжёлая работа, мы не имеем права на ошибку. Но там меня обсмеяли, оболгали, унижая мои честь и достоинство», рассказала медсестра.

«Таких много в больнице»

До этого разбирательства многие сотрудники, по словам Губановой, говорили, что выступят в её поддержку на собрании. Однако, когда им дали слово, главная сестра прерывала выступления, сообщая, что все их слова — ложь.

«Я пришла к ней с проблемой. Но там нет задачи решить вопрос. Есть задача убрать проблему. Нет человека — нет проблем. После этого собрания, это был последний рабочий день перед отпуском, 31 августа, я просто была растоптана старшей сестрой и коллективом. Шла домой, и у меня земля из-под ног уходила. <…> У меня трое детей, и я не могу себе позволить остаться без работы. Мне говорят: „Не нравится — увольняйся. Но на работу в Сургуте ты никуда не устроишься“. И это коронная фраза главной сестры», рассказала Олеся Губановой.

После собрания, как отметила медсестра, проводили внутренне расследование, сотрудники заполняли именные анкеты при старшей сестре. Она не исключает, что им могли говорить, что писать.

«Когда мы ехали с коллегами в лифте, они просили у меня прощения, так как они боятся за дальнейшую свою судьбу. <…> В отпуске я была месяц. Перед выходом коллеги сообщили, что старшая сестра надеялась, что я подам заявление на увольнение. Но я продолжаю работать, мне тяжело, но я держу оборону. Таких, как я, много в больнице, но все боятся сказать», прокомментировала ситуацию медсестра.

Аяжан была правдоруб

По мнению Губановой, медсестра-анестезист реанимационного отделения № 2 Аяжан Ташмагамбетова вполне могла быть доведена до самоубийства.

«Она была правдоруб. А правдолюбов не любят. Среди коллег её уважали. Знаю, что у неё тоже был конфликт с их старшей медсестрой. Мы работаем в одной бригаде. И когда девочки поднимались на операцию, зачастую были в подавленном состоянии. Всегда жаловались, но сейчас молчат. Они замалчивают проблему, потому что боятся увольнения. Многие одни с детьми, многим осталось несколько лет до пенсии. Но я больше молчать не могу, потому что это вопиющие случаи, которые приводят к беде. Так было с Аяжан», сказала сургутянка.

«Слова не находят подтверждения»

Она также пояснила, что 11 октября обратилась в прокуратуру с заявлением, в котором просила провести проверку в медучреждении.

«Представители прокуратуры пришла с проверкой спустя месяц. Я написала ещё в администрацию президента России. Они спустили мои документы в МВД. <…> Позавчера пришло письмо главного врача о том, что все мои слова не находят своего подтверждения. Думаю, что все эти проверки — фиктивные», пояснила Губанова.

На данный момент Олеся Губанова ждёт ответа прокуратуры по результатам проверки. В ведомстве ей устно сообщили, что «заявление удовлетворено на 50%». Что это значит, она не знает.

«Я сейчас жду от них документа с ответом, чтобы обратиться в Генеральную прокуратуру <…> Из государственной инспекции труда четыре дня назад приходили в операционный блок, проводили проверку. Но пока результатов не знаем», сообщила Олеся Губанова.

Ранее Муксун.fm обращался за ответами на возникшие вопросы к главному врачу Сургутской клинической травматологической больницы Дмитрию Гарайсу. От комментариев до окончания проверок он отказался.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter