Что год грядущий нам готовит? Мнения экспертов по Арктике

Аналитика
Что год грядущий нам готовит? Мнения экспертов по Арктике
Что год грядущий нам готовит? Мнения экспертов по Арктике
18 января, 13:40Фото: grough.co.uk
Известные канадские политологи рассказали, чего ждут от 2021 года в Арктике, и на чем сфокусируют свое внимание. В приоритете изменение климата, интернет, российское председательство в Арктическом совете, но не только. Подробнее – в материале медиаэксперта Сергея Климакова.

Перед Новым годом информационный сайт «Взгляд на Арктику» (Eye on the Arctic), созданный и координируемый Radio Canada International, опубликовал серию интервью с рядом экспертов по Северу относительно их ожиданий на 2021 год и оценке событий года уходящего.

Интервьюеры – люди ученые, действительно заметные, часто комментирующие в международных СМИ и, что особенно важно, сами являющиеся редакторами изданий, глубоко погруженные в полярную медиа-повестку. Преимущественно канадцы по происхождению. Хизер Экснер-Пиро (Heather Exner-Pirot) – управляющий редактор Arctic Yearbook. Марк Лантень (Marc Lanteigne) – доцент политологии Университета Тромсё, редактор блога Over the Circle. Матье Ландрио (Mathieu Landriault), директор Обсерватории арктической политики и безопасности при Квебекском университете в Монреале, редактор журнала OPSA's L'année arctique 2020. Миа Беннетт (Mia Bennett) – доцент Университета Гонконга, ведущая сайт арктических новостей и аналитики Cryopolitics. Каждый из экспертов ответил на четыре одинаковых вопроса.

COVID-19 доминировал в заголовках новостей в Арктике и во всем мире в 2020 году. Как пандемия будет влиять на Арктику в ближайшие месяцы?

На этот вопрос трое из четырех экспертов в разных вариантах ответили – скоростной интернет. Эпидемия высветила его незаменимость для циркумполярного пространства. Лантень особо отмечает систему образования, которая пострадала от низкого качества подключения; Ландрио определяет проблему не как сферы услуг, но в целом инфраструктурную, а Беннет говорит, что только онлайн сформируются исследовательские сети нового типа – с участием местных жителей – способные нейтрализовать видимый провал в живых научных наблюдениях. Экснер-Пиро говорит об экономике – спаде туризма, геологоразведки и добычи полезных ископаемых.

В арктической политике администрация президента США Трампа была слабо предсказуемой. Что вы ожидаете от администрации Байдена?

Разворот/возврат к Climate Change, считают все опрошенные. Америка укрепит контакты в данном направлении с прочими арктическими субъектами (Лантень), в основе политики будет больше науки, в то же время Арктика не станет N1 в климатической повестке (Беннет). Экснер-Пиро видится своего рода внешнеполитический отскок в 2016 год; она напоминает об идее арктического нефтегазового моратория (увязывая ее с визитом Байдена в Оттаву в последние дни его вице-президентства в 2016 году), и добавляет, что сейчас Байден хочет через Арктический совет привлечь Россию к ответственности за милитаризацию региона. Ландрио ожидает, каким содержанием новая администрация наполнит «расплывчатый» термин «устойчивое развитие» (Sustainable development), понимаемый в северных странах по-разному. Также ему интересно, как будут строиться отношения с Россией и Китаем. «Администрация Трампа ловко формулировала для Арктики точку зрения о конкуренции великих держав, что оказывало огромное влияние на характер дебатов в СМИ и академических кругах… [Но ведь] до 2016 года Арктика рассматривалась как область прагматичного, осторожного сотрудничества, в котором Россия могла заниматься определенными проблемами, даже если мы не были с ней во всем согласны, не вызывая при этом пугала состязания и конфронтации на каждом шагу».

Какие две арктические истории или проблемы, по вашему мнению, были незаслуженно в 2020 году отодвинуты на второй план?

Беннет: Насколько хорошо арктические сообщества справились с ковидом, с цифрами [заболевших] ниже общенациональных – из этой истории успеха другим регионам можно извлечь полезные уроки; во-вторых – первое арктическое плавание китайского ледокола Xue Long 2 в сентябре, визуально [яркое], символическое, но, возможно, из-за американских выборов, не получившее должного внимания.

Ландрио: История с запретом Международной морской организацией (IMO) на использование «тяжелого» флотского мазута. Февральский [жесткий], до пандемии, проект был принят в ноябре облегченным; «арктические государства смогли добиться для себя исключений из запрета, и здесь отличный пример, как они могут быть доминирующими игроками даже на глобальных форумах». Тут и о разности подходов к «устойчивому развитию»: например, скандинавские страны были за запрет, а Канада – за широкие исключения, даже против мнения [своих] инуитских организаций.

Экснер-Пиро: Поразительно, как мало [серьезного на национальном уровне] было сделано в арктической политике и стратегии за истекшие два года. Многие просто ждали, что произойдет с Трампом, надеялись, что он уйдет. Он ушел [однако, и время ушло].

Лантень: Последствия Climate Change («серьезная потеря вечной мерзлоты, очень серьезные лесные пожары в Сибири, почти рекордная летняя температура»), [информация о которых шла] в тени пандемии. Другая история, оставшаяся на заднем плане – «серия очень амбициозных планов России по развитию Сибири и Дальнего Востока: очень конкретные планы поддержки развития человеческого капитала, нефтегазовых проектов, малого и среднего бизнеса, Северного морского пути. Обратная сторона медали этой истории в том, что одновременно Россия получила череду неприятных звоночков относительно воздействия на северную окружающую среду, которое может сорвать эти планы. Один из вопросов: что Россия будет делать с растущими свидетельствами?».

За какими историями или проблемами в Арктике вы будете внимательно следить в 2021 году?

Для всех – председательство России в Арктическом совете.

Ландрио: Я думаю, в своем председательстве Россия будет чрезвычайно проактивной, ведь Арктика занимает центральное место для Владимира Путина и государства. И еще, председательство важно для субрегиональных властей, как в Республике Саха на севере России, которые будут рассматривать его как платформу для самопрезентации, активности и самостоятельности в качестве международных игроков.

Беннет: Посол России в Арктике недавно в интервью дал понять, что его страна сделает акцент на защите окружающей среды и устойчивом развитии, однако, не упомянул изменение климата, поэтому, мне кажется, мы можем увидеть скорее внутреннее, национально ориентированное председательство.

Беннет и Ландрио будут отслеживать туристическую отрасль, а также взятый канадским правительством курс на закрепление положений Декларации ООН о правах коренных народов и работа в связи с этим с инуитскими обществами.

Лантень добавляет интерес к подтягиванию в реальную политику Совета новых идей в области образования, технологий, интернета, к изменению роли стран-наблюдателей, к позиции своей страны («есть опасения, что многие события в Арктике будут опережать планы Канады»).

Экснер-Пиро мониторит восстановление экономики, рост цен на сырье, а также ситуацию с канадским портом Черчилл («как лучше всего действовать без таких бесполезных мегапроектов как части построения идентичности северной нации»).

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter