Кто ответит за горящие трубы СИБУРа?

Аналитика
Кто ответит за горящие трубы СИБУРа?
Кто ответит за горящие трубы СИБУРа?
23 марта, 11:01Фото: "Запсибнефтехим"
Утечка на подводном продуктопроводе СИБУРа произошла в неохраняемом месте на реке Обь вблизи Нижневартовска. Разбираемся, почему «зона риска» оказалась доступной для граждан и поможет ли авария предотвратить подобные инциденты в будущем.

Авария на трубе СИБУРа произошла в том месте, где каждую зиму уже много лет югорские рыбаки накатывают себе трассу. Маршрут так сложился из-за удобства местных жителей, никаких предостерегающих знаков кроме «не бросать якорь» там нет. О том, что под водой может проходить продуктопровод, местные жители только догадывались. Рыбаки рассказывают Муксун.fm, что якобы раньше на реке регулярно встречали патрули, мониторящие ситуацию на поверхности, но этого уже давно никто не видел.

Трубу зарыли, а предупредить забыли

При этом срок эксплуатации подводной трубы СИБУРа истекает в 2023 году. В этом году продуктопроводу уже исполнилось 20 лет с момента запуска. Почему патрули перестали следить за «постаревшей» артерией, требующей пристального внимания, неясно.

Складывается впечатление, что о трубе вообще все забыли. На первое сообщение о пожаре на Оби спасатели откровенно растерялись и, по словам очевидцев, не могли понять, кто поджег реку. Когда озвучили предположения, что там может быть труба СИБУРа, пожарные оценили угрозу.

Выходит, патрулями выступили сами рыбаки. Они сообщают, что запах почувствовали еще в январе (авария на Оби, в которой пострадал один человек, произошла 6 марта).

«Первично запах бензина, потому что изначально нам показалось, что пахнет бензином, мы его почувствовали в 10-х числах января, первый раз. Как раз возвращаясь с рыбалки»,Андрей Яцун.

ШФЛУ — широкая фракция легких углеводородов, которая была на момент аварии в трубе, является одной из самых опасных для транспортировки. Экологи сообщают, что во всем мире ее предпочитают сжигать на месторождении. При соединении с воздухом ведет себя непредсказуемо. В случае с «СибурТюменьГазом» широкую фракцию, предположительно, «гонят» по трубе в Тобольск, на «Нефтехим».

Датчики есть, но они работают?

Путь у единого продуктопровода длинный и не простой. Труба пролегает не только под водой, но и пересекает автомобильные трассы. Как рассказал Муксун.fm специалист по дорожному строительству, который участвовал в реализации Югорского моста и прилегающих дорог в 2000 году, тогда СИБУР установил на бюджетные средства датчики для контроля утечек из продуктопровода. Опасность утечки ШФЛУ в том, что они не улетучиваются, а стелются вдоль дороги или подо льдом, как в случае аварии на Оби.

«Так как снегоходу для работы двигателя требуется бензин и воздух, чтобы образовалась газовоздушная смесь, снегоход вместо воздуха хапнул скорее всего ШФЛУ, оно воспламенилось в выпускном коллекторе. В результате чего произошел хлопок с последующим возгоранием»,Андрей Яцун, рыбак из Нижневартовска.

В результате аварии пострадал рыбак, сгорел его снегоход. Измени он свой путь чуть ближе к расщелине на реке, пострадавший был бы мертв. По словам очевидцев, жертв могло быть гораздо больше, так как по этому самому месту проехали несколько людей просто в другое время.

На данный момент известно лишь об установке датчиков на федеральных трассах, прилегающих к Югорскому мосту. Установлено ли оборудование в других местах пролегания трубы, работает ли оно, кто его проверяет — выяснить не удалось. Пример с Обью показал, что предупреждать граждан о возможной опасности не спешат.

Зачем гнать ШФЛУ в Тобольск?

Труба доставляет ШФЛУ в головное предприятие СИБУРа «Нефтехим» в Тобольске. Можно ли было логистически упростить маршрут? Сейчас ответ мог бы звучать иначе, чем в 90-е годы. Тогда крупные предприятия строились еще по концепции развития необъятной территории страны.

СИБУР сообщает, что ШФЛУ поступает в «ЗапСибНефтехим» с единого северного продуктопровода, не вдаваясь в подробности, что «артериями» опутаны и Ямал, и Югра. Причем широкие фракции гонят через округа в Тобольск в «первозданном» необработанном виде — ШФЛУ с высоким содержанием этана. Уже на заводе он проходит обезвреживание и деление на фракции.

Этан относят к четвертому классу опасности. Способен в небольших концентрациях вызывать одышку, в умеренных — головные боли, сонливость, головокружение, повышенное слюноотделение, рвоту и потерю сознания из-за недостатка кислорода. В высоких концентрациях этан может стать причиной остановки сердца или дыхания.

Выходит, что лунки для рыбы сверлили в реке не зря. Недостаток кислорода мог быть вызван не морозами, как заявили чиновники, а утечкой этана после аварии.

Когда решили сделать Тюмень крупнейшим нефтехимическим центром, разместив поблизости в Тобольске «ЗапСибНефтехим», то пообещали два миллиарда долларов инвестиций и тысячи рабочих мест. Стройка века для скромного Тобольска обернулись удачной сдачей жилья в найм приезжим специалистам и возведением своего аэропорта.

Авария на Оби прошла по сценарию 1989 года, но без жертв

Самая известная на сегодняшний день катастрофа, вызванная утечкой ШФЛУ, произошла в 1989 году на трубе продуктопровода Западная Сибирь — Урал — Поволжье в Башкирии. Скопившийся газ образовал в низине озеро в километре от Транссибирской магистрали. В результате взрыва два поезда сошли с рельс, погибли 575 пассажиров, более 600 человек стали инвалидами.

Авария на железной дороге в Башкирии прошла по тому же варианту, что и на Оби. Накануне датчики показали снижение давления в трубе, однако дежурные операторы не стали искать утечку, а увеличили давление. Персонал железной дороги с перегона поездов сообщал о запахе бензина, но их замечания также остались без внимания. Ночью 4 июня 1989 года произошел мощный взрыв и последовал сильнейший пожар.

30 лет прошло с момента катастрофы в Башкирии. За эти годы у ТЭК появились не только датчики, но и дроны, разработки ИИ для мониторинга, однако на улучшении безопасности, получается, это никак не отразилось.

Складывается впечатление, что предупреждать о наличии трубы в Оби под Нижневартовском СИБУР не собирался. Как стало известно Муксун.fm, «СибурТюменьГаз» по закону не обязан сообщать в подведомственные органы об эксплуатации подводной трубы. С каких пор использование нефтяниками водных ресурсов перестало нуждаться в государственной регистрации в водном реестре? И кто тогда проверяет надлежащее использование опасной трубы и соблюдение мер безопасности? Отчего-то кажется, что все вопросы, поднятые после аварии на Оби, так и останутся без ответа...

Сюжеты:
ХМАО
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter