Американский арктический эксепционализм

Аналитика
Американский арктический эксепционализм
Американский арктический эксепционализм
24 мая, 14:14Фото: medium.com/@JeremyWilderАмериканский арктический эксепционализм
Дипломатия – это искусство заставить другого идти вашим путём. Какой путь выбирает для себя и для других американская дипломатия в Арктике – в материале медиаисследователя Сергея Климакова.

Интервью Джеймса Дехарта, о котором Муксун.fm рассказал в первой части своего мониторинга американской полярной дипломатии, завершалось патетически: «Каким должен быть успех США в Арктике? Если она станет синонимом мира, международного взаимодействия, ведущей науки и лучшего будущего для арктических народов – вот [наш] успех».

Эстафету добра и гармонии на страницах FSJ перехватила «арктический чемпион» (характеристику Arctic champion использовала редактор издания) сенатор от Аляски Лиза Меркауски со своей статьей «Арктический эксепционализм». Влияние Меркауски в регионе и политике в целом выше, чем у Дехарта. Редактор журнала Шон Дорман в ряду влиятельных героев выпуска, «лучше всего разбирающихся в проблемах Арктики», указывает «арктического сенатора» на первом месте: «Мы очень взволнованы увидеть мнение с Капитолийского холма». Коренная северянка, дочь экс-сенатора и губернатора Аляски, с юности в политике, уже скоро 20 лет как в Конгрессе, считается здесь главным экспертом и лоббистом по арктической политике и полярным вопросам. Лидер сенатской группы по Арктике, на наднациональном уровне – представитель страны в Постоянном комитете парламентариев Арктического региона (SCPAR), участник высоких встреч Арктического совета и Ассамблеи Полярного круга. Обособленная позиция, иногда резко расходящаяся с республиканской платформой, к которой она относится (например, выбивающий из президентского кресла апперкота однопартийцу Трампу), работает на глобальную известность Меркауски.

Как политик она мастер стыковать под свои и избирателей интересы «несклеиваемые» вещи, типа антитрампизма и бурения на углеводороды в Национальном арктическом заповеднике (ANWR). Текст в майском Foreign Service Journal – в том же духе. Его выход, очевидно, связан с избранием г-жи Меркауски накануне заместителем председателя комитета SCPAR. «Тем самым, сенатор будет на передовой линии арктической дипломатии. Повышение позволяет ей играть более важную руководящую роль для дальнейшего развития взаимодействия в Арктике и решения насущных проблем», – отмечается в пресс-релизе на официальном сайте политического деятеля. «Для меня большая честь представлять [здесь] страну … и США должны занять [соответствующее] место за столом переговоров», – говорит она.

По факту, на Меркауски ложится миссия национального посла/«смотрящего» в полярной горизонтали. Не случайно, что в выступлении только что, 20 мая, в Arctic Council госсекретарь Энтони Блинкен приветствовал собравшихся подчеркнуто и от ее имени: «Мне особенно приятно быть тут сегодня с сенатором от Аляски Лизой Меркауски, давним лидером и экспертом по арктическим вопросам».

Э. Блинкен и Л. Меркауски на заседании Arctic Council 20 мая 2021 г. Аляскинский тыл госдепа в Арктике
Фото:twitter.com/SecBlinken

Командиру полярного дипфронта, конечно, нужны ресурсы и хорошие бойцы. Запрос на них, даже требование – тактическая цель статьи в FSJ. Ход мысли таков. Наше правительство пренебрегало Арктикой (я долго стучалась в эту дверь) – к примеру, ситуация с ледоколами, а еще у нас нет специального посла, которых назначили уже и в неарктических государствах. С новыми морскими путями и облегчением доступа к полезным ископаемым нашествие в регион разных стран с ресурсными интересами – неизбежная реальность. Многие, в том числе США, прикрывая эти свои интересы и намерения, обращаются к военной и враждебной риторике. Наши военные, «иногда по необходимости, а иногда по ошибке», в последние годы взяли на себя миссию национальной безопасности; дипломатия сокращается.

«Мы не можем допустить, чтобы эта тенденция продолжалась в Арктике. Военные не могут быть центральным инструментом, особенно в Арктике, где мир был и остается нормой … Первая линия аппарата нацбезопасности США – ее дипломатическая служба … Нам требуется наращивать потенциал серьезной и самоотверженной арктической дипломатии. Это означает наличие на Крайнем Севере дипломатов и политиков – а не только солдат и моряков … Вопросы обороны не должны входить в повестку Арктического совета. Есть для этого подходящие площадки, одна из которых – Круглый стол по безопасности в Арктике на Мюнхенской конференции по безопасности (Munich Security Conference’s Arctic Security Round Table), другой вариант – это возврат [прим.ред. Муксун.fm: к чему призывает и Россия] к встрече руководителей оборонных ведомств (Chiefs of Arctic Defense meeting)».

Хотя чуть ниже в тексте пишется: «Не заблуждайтесь, нам нужны арктические вооруженные силы. Дипломатия лучше всего работает при поддержке мощной армии… Я спонсировала в Конгрессе новые полярные планы всех родов войск, увеличение военных операций, и благодарила минобороны за возобновление внимания к Арктике». Как говорится – всем сестрам по серьгам. Никого из своих не обидели, даже для активно критикуемого сейчас экс-госсекретаря Майка Помпео доброе слово нашлось. Читатели также уясняют, как много для отечества сделано Меркауски в Арктике, как ценен здесь ее опыт и важно прислушиваться к предложениям и дальше. В общем, сначала показалось, Arctic Exceptionalism – «отчетно-выборный» с остринкой текст квалифицированного политика. Нет, он все же более глубокий, несет и стратегическую идеологическую нагрузку.

Автор демонстративно – с выносом в заголовок – защищает для Арктики концепцию эксепционализма (исключительности/отличия от стандарта). В госдепартаменте США термин в ходу, не так давно его использовал Дехарт. «Арктическая исключительность» теоретически неплохо обоснована. Сравнивая ее с [региональной] «броней», г-жа Меркауски пишет: «Арктическая исключительность/эксепционализм долгое время была нормативной концепцией Арктики как уникального региона с набором неписаных правил, верований и истории, что обеспечило ей уровень невосприимчивости к мировым геополитическим проблемам. Арктические государства, заинтересованные стороны и граждане сосуществуют в регионе в основном без конфликтов. Arctic Exceptionalism/исключительность сохранялась с момента окончания Холодной войны, но перед лицом экологических изменений она подвергается сомнению». Действительно, эксперты в последнее время констатируют кризис (дословно, «end» или «demise») концепта: «Пришло время развенчать этот миф».

Нисколько! – уверена сенатор Меркауски. Арктическому эксепционализму может и должен прийти на помощь эксепционализм американский. Вообще, в политфилософии эксепционализм анализируется преимущественно через призму США, сочетание American exceptionalism употребляется несравнимо чаще, чем Arctic exceptionalism. Американские идеалы и ценности прикроют бреши в «броне» арктической исключительности (а кто по ней стреляет? – начало статьи посвящено прошлогодней ситуации с «недобровольным уходом» в Беринговом море американских рыбаков из зоны учений ВМФ РФ).

Вдохновляюще звучат в самом конце текста Меркауски слова-завещание «любимого коллеги», покойного сенатора Джона Маккейна, яркого адепта американской исключительности. «Наши ценности – наша сила и самое большое сокровище. Мы занимаем выдающееся место среди других стран, потому что произошли не от какой-либо земли, племени, отдельной расы или веры, а из того идеала, что свобода является неотъемлемым правом человечества и находится в согласии с природой и ее Создателем».

На этой эмоциональной патриотической волне, в финале, арктический и американский эксепционализмы у г-жи Меркауски плотно «склеиваются». Пассаж достоин того, чтобы привести его полностью, вчитайтесь:

«Я прошу, чтобы наши нынешние дипломатические лидеры, а также сотрудники дипломатической и госслужбы подтвердили свое обязательство [прим.ред. Муксун.fm: по смыслу – присягнули] представлять наши национальные ценности в Арктике, а также представлять ценности гордой и истинной арктической нации для остального мира. Соединенные Штаты должны быть готовы к формированию контуров будущей Арктики, учитывающей интересы всех арктических народов и отражающей нормы, ценности и интересы наши и стран-единомышленников. И когда наши идеалы отличаются от идеалов других стран, мы должны отклонить побуждение немедленно призвать наши танки и войска. Мы должны заниматься Арктикой с точки зрения дипломатии так же, как делаем везде на планете. Я верю, что на этом пути наши дипломаты раскроют идеи и встретят людей, действительно созидающих Арктику исключительной, что, в свою очередь, позволит Арктике оставаться территорией гармонии и сотрудничества. Арктика может оставаться мирной, если мы только постараемся».

Президент Г.Т. Йоханнессон награждает 20 мая 2021 г. Орденом Исландского сокола сенатора Л. Меркауски за «благотворный вклад во все аспекты жизни исландского и арктического общества»
Фото:twitter.com/icelandinus

Восстановим логику американского арктического лидера: Мы исключительны силой своих ценностей/Мы расширяем свое лидерство в Арктике/Исключительность и мир Арктики подвергаются опасности (пример: «шокирующие» военно-морские учения России)/Мы должны на основе ценностей своих и стран-единомышленников строить – для всех – Арктику будущего/И первая линия действий – дипломатия/Которая лучше всего работает при поддержке мощной армии.

Думается, такой подход будет базовым. Реальные отклонения от него – скорее тактическими, остальное – политическая риторика. Масштаб и значение американской дипломатии и soft power в Арктике будут нарастать, и не только по вашингтонской вертикали, но и в аляскинской горизонтали. Учтем, что Лиза Меркауски в материале Bloomberg «Восемь важных людей [мира], на которых стоит обратить внимание в 2021 году» идет на первом месте. Медийная аннексия/стыковка американской и северной исключительностей форсирует обсуждение Арктики как пространства не только ресурсной, военной, технологической, но и – конкуренции идей, мессианских устремлений. У США тут уже в наличии огромный теоретический и, главное, практический арсенал. Другое замечание: укрепляются позиции региональных лиц и структур политики, бизнеса, НКО, включенных в сквозное арктическое взаимодействие (видимо, количественный прогноз по «иноагентам» в АЗРФ – благоприятный).

Однако, исход состязания не очевиден. Американский exceptionalism оценивается сегодня экспертами кризисным едва ли не в большей степени, чем арктический: «В самом деле, [в США] исключительным/чрезвычайным стало непонимание того, что значит быть исключительным». А свежий проект антикитайского «Акта о стратегической конкуренции 2021 года» (Strategic Competition Act of 2021), в котором в т.ч. есть и предложения сенатора Меркауски, вызывает – применительно к Арктике – пугающе резкое неприятие Китая. Пока экспертное: «С точки зрения региональной дипломатической стратегии, законопроект устанавливает четкую политическую основу для переформирования лидерства США в Арктическом регионе, для доминирования в системе управления региональной безопасностью… Этот односторонний акт, основанный на чистой гордости и предубеждениях, задуман как управленческий подход с закрытыми дверями, что особенно грубо в условиях глобализации и неизбежно будет непопулярно на международном уровне…».

Гонка продолжается. Who will be the Arctic champion?

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter