Posted 20 апреля 2022, 12:11

Published 20 апреля 2022, 12:11

Modified 17 сентября 2022, 07:27

Updated 17 сентября 2022, 07:27

Как повлияет уход сотрудников Shell с нефтегазовых предприятий в ХМАО и ЯНАО?

20 апреля 2022, 12:11
Фото: Muksun.fm
Сегодня американские СМИ заявили, что известная нефтегазовая компания Shell отзывает своих сотрудников с совместных с российскими компаниями предприятий в Югре, на Ямале, а также на Сахалине. Как это отразится на их работе рассказал ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков.
Сюжет
Санкции

По словам эксперта, для предприятий в Югре и на Ямале вряд ли что-то изменится, потому что в основном там работают подрядчики.

«Не всегда это кадровые сотрудники Shell. Их не так много в России. На объектах доля которых принадлежит иностранным компаниям в том числе Shell трудятся российские подрядчики и компании»,говорит аналитик.

К слову, Shell принадлежит по 50% в двух совместных предприятиях — Salym Petroleum Development (разрабатывает Салымские месторождения нефти в Ханты-Мансийском автономном округе) и «Гыдан энерджи» (ведет разведку месторождений на полуострове Гыдан на Ямале).

Так по данным телеграм канала «Другой Комаровский» в SPD работают более 1 тысячи человек из 12 стран.

И для главы региона, по его словам, уход компании может обернуться в копеечку. Так как за почти 20 лет добычи сумма налоговых выплат в федеральный бюджет страны составила более 500 млрд рублей.

Игорь Юшков отметил, что больше внимания стоит все-таки обратить внимание на совместный проект ряда компаний и Shell на Сахалине, так как там сложный в плане оборудования и технологий завод СПГ.

И если даже учитывать этот факт, то вряд ли производства остановятся, так как сотрудники Shell вероятно представляли менеджмент на предприятиях, без которых работать можно.

Более того эксперт назвал уход иностранных представителей с российских предприятий в условиях конфликта России и Запада даже правильным, потому что из-за санкций нефтяной рынок уходит в серую зону, и такие «агенты» российским компаниям будут мешать.

«Видим, что мы официально не публикуем никаких данных статистических…сколько мы экспортируем, сколько добываем, сколько перерабатываем — все это уходит в тень. Соответственно если вы теневые схемы используете, а у вас в компании работает представитель Shell ничего вас смущать не будет?», говорит Игорь Юшков.

При этом саму же компанию Shell в начале апреля обвинили в покупке «латвийской нефтяной смеси».

«Европейские нефтяные мейджоры нашли способы, как обойти ограничения. Для этого трейдеры стали торговать так называемой „латвийской нефтяной смесью“. Royal Dutch Shell не считает нефтяную смесь российской, если доля нефти Urals в ней меньше 50%, то есть если в нефтяной смеси 49,99% российской нефти, то уже под санкции она не попадает. Нужные правки уже внесены в условия контрактов», — писала Bloomberg со ссылкой на собственные источники в компании.

Нефть смешивали в открытом море на танкерах.