Posted 18 января 07:45

Published 18 января 07:45

Modified 18 января 07:47

Updated 18 января 07:47

«Здесь не должно быть дороги». В Югре ханты протестует против стройки «Лукойла»

18 января 2023, 07:45
Фото: Вестник Сургутского района
Чиновники утверждают, что все работы согласованы с местными жителями.

Нефтяники нанесли ущерб ханты из Сургутского района при обустройстве инфраструктуры к месторождению. В отместку мужчина перегородил им дорогу, установив чум.

По словам Владимира Ермакова, сотрудники компании «Лукойл» зашли на его угодья недалеко от Когалыма. Они стали валить лес и повредили его кораль, где ханты содержал 30 оленей. Животные убежали.

«Я поставил чум, чтобы прекратить заезды, выезды техники, пока я искал своих оленей. Чум был как ограждение, — рассказал Владимир Ермаков.

Мужчина нашел лишь 20 животных, остальные пропали. Возмущенный беспределом нефтяников ханты обратился в администрацию района. Представители отдела по недропользованию и работе с коренными народами Севера пообщались со сторонами.

Главный специалист отдела Александр Силютин пояснил «Вестнику Сургутского района», что все работы нефтяная компании согласовала несколько лет назад, в известность были поставлены местные жители. Согласно планам, на территории угодий ханты будет проходить дорога до куста, где начнутся работы по добыче, также установят ЛЭП и нефтяную трубу.

Александр Силютин утверждает, что Владимир тоже был в курсе планов компании, в 2013 году ему предоставили схему коммуникации, но к работам решили приступить только недавно. По словам Силютина, местный житель каждый год получал компенсацию, а раз в четыре года — различную технику (лодки, моторы) от «Лукойла». Владимир признался, что детально не изучал документы и считал, что речь шла только о ЛЭП.

В итоге чиновники разрешили компании продолжить согласованные работы на территории угодий Ермакова. В свою очередь нефтяники пообещали оказать дополнительную помощь Владимиру. Вот только он не готов идти на компромисс и намерен продолжать протест.

«Я не требуют ни с „Лукойла“, ни с кого денег. Я, наоборот, отказываюсь от всего, лишь бы не было дороги», — говорит он.