Posted 26 января 06:25

Published 26 января 06:25

Modified 26 января 06:27

Updated 26 января 06:27

Эксперты рассказали, почему военные заводы ощущают острый дефицит кадров

26 января 2023, 06:25
Фото: 1MI
АО «ФНПЦ «Алтай» ищет токаря за 37250 рублей в месяц
Они сравнили зарплаты — сколько получают инженеры в России и за рубежом.
Сюжет
Югра

После объявления начала специальной военной операции на Украине в мире резко увеличилось производство на предприятиях военно-промышленного комплекса. На поле боя конкурируют не только арсеналом военной техники, но  высококлассными специалистами — инженерами и рабочими предприятий ВПК, как в нашей стране, так и на Западе. Издание «Новые Известия» решило сравнить, насколько сопоставимы уровень жизни и зарплаты наших рабочих и за рубежом.

Работать некому

После активизации деятельности на военных заводах ОПК, оказалось, что работать в две-три смены некому. При этом лишь единицы компаний (и те в Москве) могут позволить платить за такую работу до 200000 рублей в месяц.

Другие же предприятия ощущают острую нехватку кадров. В частности, завод по производству танков АО «НПК «Уралвагонзавод» не может найти простых рабочих без квалификации.

По оценкам экс-вице-премьера и главы «Роскосмоса» Юрия Борисова, в будущем на предприятиях ОПК будет не хватать порядка 400 тысяч специалистов, в том числе 120 тысяч — с высшим образованием.

Зарплата смешная

«Новые Известия» изучили рынок труда и выяснили, что предприятия ОПК могут предложить для мастеров зарплату на уровне всего 30–60 тысяч рублей.

Например, АО «ФНПЦ «Алтай» в Бийске (производитель взрывчатки в составе «Роскосмоса») ищет токаря за 37250 рублей в месяц. При этом средняя зарплата в Алтайском крае в конце прошлого года была равна 40319 рублям.

Другая компания в Москве — АО «Корпорация «Комета» (производитель космических информацинно-резведывательных систем) — на hh.ru ищет инженеров за 60000 рублей, ведущего инженера-конструктора — за 80000 рублей. Если из этих сумм вычесть налог, то получается совсем смешной доход, который достойным назвать сложно.

Третье крупное предприятие — АО «Концерн ВКО «Алмаз-Антей» — предлагает старшим научным сотрудникам и инженерам отдела в Москве зарплату в 57700 рублей в месяц, а инженерам первой категории в Екатеринбурге — 55 тысяч.

Вероятно, поэтому люди не спешат устраиваться на предприятия ОПК. Ведь проще найти, например, работу курьером с зарплатой не менее 100000 рублей в месяц, не требующей серьезной ответственности и высокой квалификации.

А как там за бугром?

В оборонной корпорации мирового масштаба «General Dynamics» в США инженеры получают 100-150 тысяч долларов в год, пишут «НИ» со ссылкой на англоязычный сайт по поиску работы. Переводя в рубли, получается 695000 рублей в месяц. Даже после уплаты налога сумма остается внушительная.

В концерне Thales во Франции инженеры получают не менее 110000 долларов в год.

Эксперты отмечают, что в нашей стране страдает не только уровень денежного довольствия специалистов ОПК, но и отношение к ним, как рабам и собственности государства.

«Больно и обидно слышать о таких цифрах. Конечно, при такой зарплате трудно найти адекватных и талантливых специалистов. Не мудрено, что такие компании, как «Алмаз-Антей», сталкиваются с подобными проблемами», — отмечает руководитель АО «Центр технологической компетенции аддитивных технологий» Алексей Мазалов.

По его словам, его компания тоже сталкивалась с проблемой нехватки кадров. Её решили повышением уровня зарплат, чтобы каждый специалист мог заработать за определенные достижения и показатели.

Независимый аналитик Дмитрий Милин считает, что поднимать зарплаты нужно еще и для того, чтобы заманить людей на производство.

«Необходимо повышать зарплаты до 60-120 тысяч для рабочих и до 120-150 тысяч для инженеров, конструкторов, мастеров, в том числе на следующие 15-20 лет, чтобы уже дети начали мечтать об их карьере, а не хотели попасть в чиновники или «силовики»», — подчеркивает Милин.

На сегодняшний день в нашей стране абитуриенты все реже выбирают для сдачи ЕГЭ точные науки. А по итогам прошлого года в технических вуза остались невостребованными бюджетные места с неприлично низким проходным баллом.