Posted 14 февраля 09:26

Published 14 февраля 09:26

Modified 14 февраля 12:44

Updated 14 февраля 12:44

Стоимость падает, добыча сокращается. Как изменения нефтяного рынка отразятся на ХМАО

14 февраля 2023, 09:26
Муксун.fm выяснил, почему нефтяники пребывают в состоянии нервозности.
Сюжет
Югра

Нефтяные компании ХМАО продолжают работать в условиях антироссийских санкций. Только за последний год предприятия столкнулись с уходом зарубежных нефтесервисных компаний, запретом на экспорт импортного оборудования, ростом НДПИ, эмбарго на российские нефтепродукты, потолком цен на черное золото и поиском новых рынков сбыта.

Игра стоит свеч? Власти подтолкнут цены снижением добычи нефти

На этой неделе российские власти сделали заявление о возможном сокращении в марте текущего года добычи нефти на 500 баррелей в сутки. Шансы, что эта попытка подтолкнет вверх мировые цены на нефть и стабилизирует ситуацию на рынке, равны: 50 на 50.

Как пояснил Муксун.fm независимый аналитик Дмитрий Адамидов, нынешняя ситуация больше напоминает рыночные игры: запугивание США сокращением добычи российской нефти. При этом, что происходит в реальности, никто не знает, поскольку нефтяники молчат, а официальной статистики нет.

«Все ждут, когда Америка распродаст свой нефтяной резерв. В принципе, эта игра США уже надоела, но они по-прежнему хотят получить не очень высокие цены на топливо. Соответственно, если мы сокращаем добычу, создавая дефицит, цена возрастает. Для стабилизации цен США начнут активно распродавать резервы», — отмечает Дмитрий Адамидов.

Эксперт отмечает, что пока нефтедобывающие регионы чувствуют себя достаточно уверенно, но некая нервозность у нефтяников сохраняется. И это не удивительно. Объемы добычи нефти в ХМАО после просадки 2020 года только-только начали набирать обороты. По итогам 2021 года в регионе добыли 215 млн тонн нефти (что на 5 млн тонн больше, чем в пандемийном году), а в 2022-м — порядка 222 млн тонн нефти.

Что это даст нефтедобывающим регионам?

Экономист считает, если история с запугиванием не сработает, значит, России действительно придется сократить добычу нефти, что так или иначе отразится на доходах нефтяных регионов и федеральном бюджете.

«Это несомненно отразится на экспортной выручке. Следовательно, бюджет ХМАО продолжит терять в налоге на прибыль с нефтедобывающих компаний», — отмечает Дмитрий Адамидов.

С другой стороны, документ о снижении добычи нефти еще не подписан. Поэтому заявление может так и остаться на уровне разговоров.

Добавим, что 14 февраля власти США сообщили, что с апреля по июнь намерены выделить для продажи из стратегических запасов еще 26 млн баррелей нефти.

Экономист Константин Селянин в разговоре с Муксун.fm уже отмечал, что 2023 год для нефтяников станет проверкой на прочность. По его словам, потолок цен — работает.

В конце года стоимость экспорта нефти составила около 50,5 долларов, из европейских портов — еще дешевле. На сегодняшний день главными покупателями российской нефти стали страны Азии, однако не исключено, что в погоне за сохранением объемов поставок страна окажется в зависимости от Китая или Индии, которым продает черное золото с повышенным дисконтом.

Налоги нефтяников пересчитают

Однако сокращение добычи нефти - не единственное нововведение, которое ждет нефтяные компании. При расчете налогов на нефтяную отрасль дисконт нефти марки Urals привяжут к эталонной марке Brent. Чтобы компании адаптировались к переходу, снижение будет постепенным: с 34 долларов за баррель в апреле, 31 доллар — в мае, 28 долларов — в июне, и 25 долларов — в июле.

Дмитрий Адамидов считает, что Минфин России начал предоставлять дисконты, так как не имеет твердой базы, а поступления в дефицитный бюджет необходимы. 

«Рынок сильно поменялся. 75% нефтепродуктов и 80% нефти идет через Азию. Кроме этого, сами компании хитрят, оставляя часть маржи за границей. Поэтому наполняемость бюджета стала меньше. Правительство пытается решить проблему через „добровольный взнос“ с крупных компаний, включая нефтяные предприятия. Таким образом, изъять маржу, которую не довезли», — отметил эксперт.

Как эти меры отразятся на бюджетах нефтедобывающих регионов, эксперты пока не берутся прогнозировать. Первые выводы можно будет сделать лишь в конце лета или к началу осени. Единственное, в чем они уверены: между регионами появятся межбюджетные отношения, которые однозначно будут невыгодны нефтедобывающим субъектам.