Posted 15 ноября 2023,, 10:49

Published 15 ноября 2023,, 10:49

Modified 15 ноября 2023,, 11:00

Updated 15 ноября 2023,, 11:00

Часть родственников заявляет о суммах от 30 до 100 тысяч рублей.

От белья до бревен: сколько югорчане на фронте тратят из собственных средств?

15 ноября 2023, 10:49
Фото: Артём Черненко / 1MI
Часть родственников заявляет о суммах от 30 до 100 тысяч рублей.

Югорчане на фронте тратят десятки тысяч из собственных средств

Близкие бойцов СВО пожаловались на то, что военнослужащим приходится самостоятельно покупать личные вещи и обмундирование. На эти цели, по словам родственников, тратятся значительные средства. Подробнее — в материале Muksun.fm.

Самообеспечение

Супруга одного из мобилизованных Наталья (имя изменено по просьбе героини, прим. ред.) рассказала, что проблема с обеспечением стоит очень остро. В перечень покупаемых бойцами вещей входит практически все.

«Все покупают, начиная от запчастей на машину, бронежилеты, каски, спальники, палатки, еда, бензин, стройматериалы», — рассказала Наталья.

Сейчас, по ее словам, большинство мобилизованных бойцов из подразделения супруга, находится на лечении после ранения. Им на смену пришли военнослужащие по контракту, у которых те же самые проблемы.

«Наши ребята, мобилизованные по госпиталям, привезли контрактников. Их ничем не обеспечивают. И все, что оставалось от наших парней (и все равно, что парни покупали за свой счет) те же „броники“ и так далее, это все просто раздали контрактникам», — рассказала девушка.

Еще одна собеседница издания, которая также предпочла не называть своего имени, подтвердила, что ее муж, контрактник, покупает многое самостоятельно.

«Они там за лентой покупают себе еду, бревна для строительства блиндажей, инструменты и запчасти для ремонта транспорта, иногда даже и солярку», — пояснила женщина.

Ее супруг ушел служить по контракту практически с начала проведения СВО, уточнила она. Мужчина старается не жаловаться, но с учетом проблем с выплатами зарплаты, ситуация сложная.

«Положенного он не получает полгода. Когда есть у него необходимость в финансах, то, конечно, отправляю ему деньги. Но он старается не говорить об этом лишний раз», — поделилась супруга бойца.

Снабжения недостаточно

О проблемах с обеспечением Muksun.fm рассказала еще одна героиня, муж которой ушел служить по контракту. Она уже давно помогает бойцам на фронте в качестве волонтера.

«Мы все делаем с дочерью. Сами ездим. Я не делаю адресную помощь для конкретного бойца. Хотя муж воюет. Для госпиталя, для полка, не для каждого человека отдельно», — рассказала женщина.

Возит женщина все — вплоть до бронированных УАЗиков, отремонтированных своими силами, и современных дронов.

«Обману, если скажу, что прям все себе покупают. Продукты привозят. Обмундирования действительно недостаточно. Вещи некачественные. То, что приходит неделя-две, и все расползается. Все вещи приходится закупать», — рассказала волонтер.

По ее словам, есть проблемы и с другими вещами: бронежилетами, касками, зимними спальными мешками, а также с техникой и запчастями.

Женщина отметила, что помощь волонтеров и губернатора ХМАО действительно важна, да и ситуация от полка к полку разнится, однако существующие объемы централизованного снабжения и гумпомощи недостаточны. Поэтому бойцам и приходится самим тратить заработанное. При этом она подтвердила слова предыдущей героини о том, что многие контрактники столкнулись с невыплатой зарплаты к оговоренном объеме.

Сколько приходится тратить?

По словам Натальи, ежемесячные траты супруга она бы оценила в не менее, чем в 50 тысяч рублей. В тематическом чате родственников военнослужащих женщины также активно обсуждают эти вопросы. Ежемесячные траты, по их словам, стартуют от 30 тысяч и могут доходить до 100 тысяч рублей.

Девушки также делятся, что военнослужащие закупают практически все: нижнее белье, обувь, обмундирование, продукты питания, средства гигиены. То же касается техники: запчасти, топливо, автогенераторы и даже вооружения. Волонтер рассказала корреспонденту издания, что, по ее опыту, часто операторы БПЛА часто обеспечены несовременным оборудованием — его женщине тоже приходится закупать.

При этом, часть родственников заявляет, что со снабжением все в порядке, и бойцы собственные средства не тратят. Возможно, предположили участники чата, все зависит от непосредственного командования.

Надо просить!

По словам югорского омбудсмена Натальи Стребковой, обращения по поводу «самообеспечения» и проблем с выплатами у нее есть. Уполномоченный направляет такие жалобы в Минобороны и военную прокуратуру, чтобы добиться их положительно разрешения.

Жалобы на нехватку питания, обмундирования или техники получал и председатель югорского Гумкорпуса Эдуард Логинов, который часто ездит на линию фронта. Он подчеркнул, что каждый вопрос индивидуален, но есть несколько общих моментов, которые можно отметить. Во-первых, по словам Логинова, в армии существуют нормативы по обеспечению бойцов.

«Бывают [проблемы с обеспечением], нельзя отрицать. Но военное обеспечение регламентируются нормативно-правовыми актами. Возможно, с чем-то дополнительным бойцу будет лучше, но есть нормы, правильные они или нет», — подчеркнул председатель гумкорпуса.

Во-вторых, по его словам, зачастую проблема касается даже не поставок от Минобороны, а конкретного командира военной части, когда он по каким-то причинам вовремя не делает заявки по нуждам бойцов.

«Например, форма бойцам выдается по мере износа, а не раз год. И тут командир должен контролировать и требовать прислать новую», — отметил Эдуард Логинов.

Зачастую, подчеркнул он, такие вопросы решаются «по звонку» командованию.

В-третьих, сказал Логинов, иногда и сами бойцы занимают позицию «я лучше сам куплю, чем буду писать». Или же военнослужащие просто не знаю систему обращения и не в курсе бюрократических процедур и тратят собственные деньги на положенное им обеспечение.

С каждым вопросом председатель Гумкорпуса старается разобраться индивидуально. Когда проблема решается беседой с командиром, иногда оказывается, что машина, на которую нет топлива, привезена волонтерами и на нее оно попросту «не положено». Но всем бойцам он советует — обязательно обращаться с заявками к командованию.

В помощь Минобороны

Отдельно Логинов подчеркнул, что правительство региона регулярно оказывает помощь бойцам.

«От командира поступает обращение, вносится в единую базу. Помочь в данном случае может, кто угодно, не только чиновники и даже не только жители региона», — рассказал Логинов.

Гумкорпус, по его словам, прежде всего ориентирован на помощь местным жителям гуманитарной помощью. Но совместно с объединением «Содружество» волонтеры организации также помогают бойцам. В ноябре этого года на фронт было доставлено около 1000 посылок. Остальная помощь (в основном, это вещи) поступают на склады. И, как отметил Эдуард Логинов, эти запасы постепенно истощаются, так как поток безадресной помощи фронту сейчас, к сожалению, значительно сильно спал.