Posted 14 мая, 01:04

Published 14 мая, 01:04

Modified 14 мая, 01:04

Updated 14 мая, 01:04

В ХМАО готовятся возвращать к жизни бойцов с психотравмой после СВО

Это станет проблемой: половина югорчан вернутся из зоны СВО с психотравмой

14 мая 2024, 01:04
Фото: Изображение Midjourney

В ХМАО готовятся возвращать к жизни бойцов с психотравмой после СВО

Сотни мужчин, вернувшихся с искалеченной психикой из зоны СВО на Украине, столкнулись с вопросом — как им теперь жить? Последующая реабилитация лежит на плечах их жен и психологов-энтузиастов.

После завершения СВО в Россию вернутся тысячи участников, для которых последствия от войны могут быть весьма серьезны. Посттравматическое стрессовое расстройство (ПТСР) ветеранов может навсегда лишить их карьеры и семьи.

Масштабы проблемы

Около половины возвращенцев могут страдать от ПТСР. В 2022 году для участия в СВО мобилизовали не менее 2,5 тыс югорчан. Такую цифру озвучила глава Югры Наталья Комарова. Мы не знаем точное количество участников специальной военной операции из ХМАО, но предполагаем, что несколько тысяч человек вернутся в округ после окончания конфликта.

Военные возвращаются уже сейчас. Увы, некоторые из них с инвалидностью. С ними работает психолог и директор АНО «Центр социального обслуживания населения „Родник“ Ольга Тараненко из Нягани. Она отмечает, что многие из них находятся в посттравматическом синдроме, требующем долгой коррекционной работы.

Психолог Нина Мацкова, которая координирует проект помощи участникам военной операции (СВО) и их семьям в югорском центре социальных услуг «Душевные люди», часто сталкивается с тем, что возвращенцы с СВО не могут найти свое место и чувствуют себя потерянными. Они часто задают вопросы вроде «Я не знаю, как себя применить» или «Как мне теперь жить?»

Как проявляется ПТСР

Психотравма чаще всего проявляется у людей с менее стабильной психикой, выливаясь в агрессию. Возвращенцы, с которыми общаются психологи, рассказывают, что они реагируют на своих близких и родных не так спокойно, как раньше, и обычные вещи начинают их раздражать. Многие из них осознают, что их реакция несоответствующая: «Я не хотел так резко реагировать, но не получилось иначе».

Однако есть и другие люди, у которых внешние проявления посттравматического стрессового расстройства (ПТСР) могут не проявляться долгое время, так как их психика считается более устойчивой. Они предпочитают молчать о своих проблемах, и их травму сложнее распознать. Например, участник СВО Алексей, о котором рассказывала Нина, в целом вел себя как обычно, но очень плохо спал и отказывался от помощи, поскольку «не видел в этом смысла».

Помощь психолога

В России обращение к психологу является редкостью. Данные социологического агентства «Вебер» показывают, что 80% россиян никогда не обращались за помощью к специалистам, предпочитая делиться своими переживаниями с семьей.

Психолог Нина Мацкова подтверждает, что в случае, когда человек нуждается в помощи, но не обращается за ней, эффективно работает подход, когда его близкий сам обращается к специалисту и рассказывает о результатах. Когда военный видит, что его близкому стало легче, то и сам может найти в себе силы обратиться за помощью.

В центре Ольги Тараненко используют похожий метод, чтобы привлечь военных. Психологи организуют для них и их семей различные мероприятия, такие как загородный отдых, чаепития, походы, рыбалку.

Когда начинается реальная опасность?

Контроль поведения вернувшихся с Украины становится объектом повышенного внимания из-за риска, что эти люди, владеющие навыками обращения с оружием и имеющие опыт боевых действий. В результате психологической травмы они могут представлять угрозу как для себя, так и для окружающих.

Ольга Тараненко утверждает, что такое поведение, по крайней мере у части возвращенцев, неизбежно, и поэтому психологически подготавливает к этому жен, детей и родителей.

«В первую очередь, мы стараемся объяснить семьям, что основная работа начинается с них. Близкие должны найти в себе силы для создания конструктивного семейного окружения вокруг возвращенца. Сам военный сможет обратиться к психологу только на более поздних этапах», — считает Тараненко.

Помощь также очень нужна и женам военных. По словам Ольги Тараненко для NEFT, их психологическое состояние ухудшилось за последние годы, и они стали чаще обращаться за помощью к специалистам.

Тараненко призывает членов семей, в том числе жен военных, обращаться к психологам, поскольку самостоятельно выйти из посттравматического кризиса нелегко. Только специалист сможет оценить ресурсы женщины и предложить план действий, чтобы сохранить эти ресурсы. Квалифицированный психолог также сможет рекомендовать, как реагировать на поведение мужа, что говорить и какой тон использовать, даже как организовать освещение в доме.

Ранее в Нягани игры помогли бойцу СВО справиться с посттравматическим расстройством.

"