Posted 14 июня, 06:00

Published 14 июня, 06:00

Modified 14 июня, 06:00

Updated 14 июня, 06:00

Изменение налога на прибыль с 20 до 25% приведет к обнищанию югорчан

Увольнения, рост цен и дефицит: чего ждать югорчанам от изменения налога на прибыль

14 июня 2024, 06:00
Фото: muksun.fm
Изменение налога на прибыль с 20 до 25% приведет к обнищанию югорчан
В скором времени российским законодателям придется принять решение об изменении налога на прибыль с 20 до 25%. При этом собираемость налогов вряд ли поможет спасти экономику, а последствия реформы лягут на плечи югорчан. Почему — читайте в нашем материале.
Сюжет
Бюджет

Накинем «пятерку»

Госдуме еще предстоит одобрить повышение налога на прибыль организаций с 20 до 25%, но соответствующее предложение народным избранникам уже внес Минфин РФ, подтвердив весенние инсайды СМИ. Такую ставку, по задумке федеральных финансистов, будут применять с января 2025 года.

В разъяснении Минфина РФ говорится, что 2022 год стал для российских компаний сложным, но некоторые отрасли (без обозначения оных) все трудности преодолели и даже существенно нарастили свою прибыль. Совокупно, по данным министерства, в 2023 году финрезультат российского бизнеса вырос на 35,2% относительно 2022 года и достиг 33,3 трлн рублей.

Судя по статистическим данным, налог на прибыль в «год вызовов» — 2022-й — как ни странно вырос на 4,5% относительно 2021-го, достигнув 6,4 трлн рублей. В прошлом году он и вовсе составил 8 трлн рублей (более пятой части доходов бюджета страны).

Прежде всего, говоря о налоговой реформе, нужно обратить внимание на налог на прибыль, считает наш постоянный эксперт — экономист Константин Селянин.

«С точки зрения наполнения бюджета его роль важнее, чем НДФЛ. Повышение налога на прибыль очень большое и, боюсь, фатальное», — отмечает эксперт.

Экономист предложил читателям посмотреть на озвученные цифры немного с другого ракурса: с 20 до 25%, казалось бы, мелочь. Но если переформулировать это как «повышение налога на прибыль на четверть», то масштабы изменений становятся более осязаемыми.

Повинность до повышения

В ХМАО доходная часть бюджета формируется не очень разнообразно, и в 2023 году налог на прибыль организаций составил почти 50% поступлений в региональная казну — 180 млрд рублей (из 374 млрд).

Поступления после уплаты организациями налога на прибыль в консолидированный бюджет РФ, по данным УФНС по ХМАО, соответственно, чуть больше.

Отметим, что всего в регионе плательщиками налога на прибыль являются 5 430 организаций.

Туманные перспективы

По оценкам финансистов, совокупный эффект от увеличения налоговой нагрузки на бизнес в 2025 году составит около 2 трлн руб., или 1% ВВП. Что будет в ХМАО — ни налоговая, ни региональный депфин пока не считали, ну или так написали нам.

«Изменение прогноза на 2025 год в настоящее время преждевременно, поскольку отсутствуют проекты нормативных правовых актов по внесению изменений в бюджетное и налоговое законодательство», — проинформировали Muksun.fm в департаменте финансов Югры.

Но, как мы написали ранее, бюджеты регионов зависят прежде всего от объема собираемого налога на прибыль (и, кстати, НДФЛ).

«Экономика — это не простая арифметика. Чем выше налоги, тем меньше становится активность предприятий, в том числе инвестиционная. Поэтому 25%, может быть, и соберут, но с меньшей поляны: 0,5 — 1 трлн, но не планируемые 2», — отмечает эксперт.

Во многом, считает Константин Селянин, повышение налогов будет иметь противоположные последствия. И напомнил о бурном экономическом развитии страны в «нулевые», когда и НДФЛ, и налог на прибыль снизился, а собираемость налогов, напротив, стала больше.

За все платят граждане

Что нам до проблем бизнеса — своих хватает, спросите вы и будете совершенно не правы. В экономических процесса все ниточки ведут непосредственно к жителям страны.

«Производствам придется „заложиться“ на рост налоговых затрат. Предприятия будут закрываться, граждане терять работу или терять в зарплате. Второй момент: повышение себестоимости продуктов, а, значит, и рост цен на все от бензина и газа до еды», — добавил Константин Селянин.

Логическая цепочка тут простая: меньше предприятий — меньше ассортимент и, возможно, дефицит, больше затрат у сохранившихся на плаву компаний — меньше зарплаты, больше цены на продукцию.

«Бюджет можно пополнять за счет роста экономики, займов (но даже дружественные страны нам их на дают, а ресурсы банков ограничены). Третья стадия как раз повышение налогов, на которой мы сейчас и находимся. На четвертой или терминальной стадии для российской экономики может произойти девальвация», — заключает эксперт.

Нефтяная специфика

Из более чем 5 тысяч плательщиков налога на прибыль в ХМАО, по данным региональной УФНС, всего 56 являются крупными. И именно этот 1% дает более половины всех доходов.

Главные вливания в региональный и федеральные бюджеты из ХМАО поступают, и это понятно на бытовом уровне, от нефтяников. На всякий случай на это подтвердили и в региональном депфине.

«Основными плательщиками налога на прибыль организаций в бюджет автономного округа являются компании топливно-энергетического комплекса», — сообщили финансисты.

Отметим, что с 2023 года, согласно изменениям, внесенным в бюджетный кодекс, распределение налога на прибыль между регионом и федераций, стало более витиеватым (ранее 17% из 20% оставались в регионе, а 3% уходили «наверх»). Теперь же местный депфин разделить поступления затруднился и назвал только совокупную собираемость.

К тому же, в 2023 году ХМАО оказался в числе «двоечников» по снабжению деньгами федерального бюджета, заняв второе места с конца. Налоговые сборы по региону сократились на 723 млрд рублей — до 3,9 трлн, но тут виновато снижение налога на нефтедобычу. Такое снижение произошло как раз за счет федеральной части, по ХМАО же (тут как раз и спас налог на прибыль), собираемость выросла (до 178,4 млрд рублей).

Кстати, по этим цифрам можно отметить, какие же крохи остаются по итогу работы нефтяников в регионе.

Сейчас, по словам эксперта, многие российские компании, работающие в гражданском секторе экономики, как малые, так и всем известные «гиганты», находятся в состоянии убытков.

«Газпром из донора превратился в обузу — это фатальные изменения. Европейский рынок потерян, Китай покупает „за дешево“. То же самое, но пока в меньших объемах, можно сказать и про нефтяные компании», — добавил Константин Селянин.

Больниц больше не станет

Казалось бы, распределение налога на прибыль, действительно пока работает в пользу региона и можно сделать прямой вывод: больше денег — больше полезностей для югорчан, но так, скорее всего, не будет.

«Об этой теме пока вслух не говорят, но в федеральных кулуарах обсуждают. Куда же пойдут эти 5% — в региональный или федеральный бюджет. Очевидно, что хотелось бы привлечь именно в федеральный, чтобы увеличить „военные“ расходы. Как это будет обыграно, пока не понятно, но очевидно, что надеяться на золотой век регионам не приходится», — отметил Константин Селянин.

По итогу, считает эксперт, либо придумают новое перераспределение налога, либо добавят регионам дополнительную функцию: «например, все здравоохранение за ваш счет». Поэтому делить кусок пирога регионам действительно преждевременно.

В целом в бюджет ХМАО больших денег ждать не приходится — добыча нефти падает, цены на нефть не растут, а новые налоговые условия, даже со старым перераспределением, вряд ли как-то кардинально улучшат жизнь югорчан.