Чужие люди

Чужие люди

2 апреля 2017, 19:07
Главное
Эта история, разворачивающаяся столице Югры, потрясает цинизмом и равнодушием взрослых. И показывает, насколько несовершенны наши законы. Шестилетнюю девочку пытаются забрать из благополучной семьи - от людей, которых она считает папой и мамой. Потому что ребёнок вдруг понадобился биологической матери, которая бросила дочку, когда ей было чуть больше года.

Мать-кукушка

Всё началось осенью 2010 года, когда Дмитрий женился на Надежде, зная, что она беременна от другого. В браке родилась девочка Лера (имя изменено), которую Дмитрий признал родной дочерью, дал свою фамилию. По закону, отец и мать, состоящие в браке между собой, записываются родителями ребёнка в книге записей рождений по заявлению любого из них.

Родительские обязанности Дмитрий исполнял надлежащим образом, он с момента рождения дочки проживает с ней и занимается её воспитанием. А когда в 1 год и 6 месяцев девочке поставили серьёзный диагноз и ребёнок впервые попал в больницу, молодой человек начал сражение за здоровье дочери. Родной матери к этому времени рядом с дочерью уже не было. Когда Лере было 14 месяцев, Надежда бросила семью, оставив ребёнка на попечение мужа. И уехала к своему новому знакомому в другой город - заново устраивать личную жизнь.

Брак Дмитрия и Надежды был расторгнут 20 декабря 2012 года. Тогда же они заключили соглашение об определении места жительства дочки – с отцом. Лере на тот момент был 1 год и 11 месяцев.

Позже Дмитрий познакомился с Ольгой из Ханты-Мансийска, через полтора года молодые люди решили пожениться. Лере тогда было 3,5 года, она с радостью приняла Ольгу, с первых дней признав в ней маму.

Супруги живут в Ханты-Мансийске. Кроме Леры, они воспитывают ещё двоих детей - дочку и сына. Ольга ждёт ещё одного ребенка. Семья у них скромная, со средним достатком, но далеко не бедствует - в доме всегда полно сладостей и фруктов, дети обеспечены всем необходимым, ходят в различные платные кружки и секции. А по воскресеньям вся семьей посещает церковь - дети воспитываются в православных традициях. До ноября 2016 года Лера с братом и сестрой ходила в православный садик.

Покричит и забудет?

В конце 2016 года жизнь счастливой семьи превратилась в настоящий ад. Объявилась биологическая мать Леры, которая не знает другой мамы, кроме Ольги.

Родив третьего ребенка от четвёртого официального мужа, Надежда вспомнила, что где-то в Ханты-Мансийске у неё есть ещё одна дочь, и решила подать иск об определении места жительства Леры с ней - в Краснодарском крае. Надежда обратилась в суд, чтобы тот заочно (не ставя в известность Дмитрия) признал запись отдела ЗАГС о признании Дмитрия отцом Леры недействительной. Поводом для такого решения стали результаты генетической экспертизы, подтвердившей, что Дмитрий не является биологическим отцом девочки.

Но Дмитрий никогда и не утверждал, что он – биологический отец. Он просто пять с половиной лет был отцом НАСТОЯЩИМ. И решение суда лишило его права воспитывать ребёнка. Зато женщина, несколько лет не интересовалась, как живет её ребенок, в одночасье стала единственным представителем.

Дмитрий пошёл по судам. Ему порекомендовали юриста, который взял с небогатой семьи 170 тысяч рублей, но проиграл все суды, потому что не посчитал нужным вникнуть в ситуацию. Формально подошли к делу и органы опеки и попечительства Краснодарского края, которые передавая (по документам) девочку биологической матери, даже не удосужились проверить - в каких условиях предстоит теперь жить ребёнку с серьёзным диагнозом. А ведь биологическая мать даже не подозревала, что у Леры такое заболевание. Чиновники не поинтересовались, где живет женщина, на что живет, как воспитывает детей, что проживают с ней (у Надежды ещё две дочери – 10 и 2 лет).

Органы опеки Ханты-Мансийска с иском о лишении матери родительских прав вышли только тогда, когда решение суда о лишении Дмитрия родительских прав в упрощённом порядке уже вступило в силу. Мало того, органы опеки, имея право и обязанность защищать интересы ребёнка, не делали этого и не участвовали в судах апелляционной и кассационной инстанций.

Наворотив кучу ошибок (может, не по злому умыслу, а, скорее, из-за равнодушия), взрослые дяди и тети сыграли роковую роль в судьбе девочки. Началось исполнительное производство по передаче ребёнка биологической матери. Только вот как исполнить решение суда? Лера не может ни слышать, ни видеть биологическую мать. Она для девочки – чужая тётка, Лера её не видела четыре года. И сегодня ребёнок не может понять: почему её какие-то люди пытаются забрать от папы и мамы и передать чужому человеку?

Такие психологические нагрузки для девочки с её диагнозом недопустимы, считают врачи. Они, оценивая состояние ребёнка, вынуждены запрещать приставам передачу девочки. Подобных попыток передать ребёнка «родной» матери было уже СЕМЬ. У взрослых не выдерживают нервы - Лера кричит, цепляется за отца. А биологическая мать остается спокойной - мол, покричит и забудет.

Идти до конца

У органов опеки, похоже, одна цель - поскорее передать ребёнка и закрыть тему, уж очень много «косяков» было допущено. Сегодня чиновники, после последней неудавшейся передачи, предлагают поместить девочку в детский дом - как безнадзорную. Оттуда биологической матери будет проще её забрать.

И за всё время тяжбы никто так и не запросил в комиссии по делам несовершеннолетних Краснодарского края историю семьи биоматери. А если бы запросили, то узнали бы, что Надежде было вынесено предупреждение об уголовной ответственности за ненадлежащее воспитание старшей 10-летней дочери. Узнали бы, что и младшую дочь Надежда также в 1 год и 3 месяца бросила, чтобы уехать к очередному новому другу. Девочку в её отсутствие воспитывал четвёртый, тоже уже бывший, муж женщины. И у младшей дочери тоже проблемы со здоровьем.

Узнали бы, что Надежда вместе с родителями живёт в доме общей площадью 48,7 квадратных метров. Там же, с её слов, и будет жить Лера. В этом доме в станице Гривенской также зарегистрированы и проживают сестра Надежды и её ребенок. Соседи Надежды по Гривенской, увидев сюжет про ребенка в соцсетях, стали писать Дмитрию и Ольге, чтобы те не отдавали Леру. Девочке осенью идти в первый класс. Но сможет ли Лера, которую взрослые подвергли и продолжают подвергать такому стрессу, быть готовой психологически к школьным нагрузкам?

По всем принципам права, биология не может быть выше здравого смысла. Только суды решили иначе. Согласно части 2 статьи 52 Семейного кодекса РФ, требование лица, записанного отцом ребёнка на основании пункта 2 статьи 51 настоящего Кодекса, об оспаривании отцовства не может быть удовлетворено, если в момент записи этому лицу было известно, что оно фактически не является отцом ребёнка. А про запрет матери признавать недействительной запись об отцовстве в законе не сказано, пробел. Этот пробел стоил Дмитрию и Ольге семейного счастья, а Лере - права на отца, которое он осознанно дал ей при рождении. Дмитрий ни разу не предал Леру. Он любит её.

Дмитрий готов доказывать своё право быть отцом Леры до конца - в Верховном суде, в Конституционном суде, в Европейском суде по правам человека.

А Лера теперь боится всех незнакомых взрослых – вдруг они опять пришли её забирать?

Анна РОМАНОВА, специально для «Муксун.fm»

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter