Формальность и авось

Формальность и авось

5 декабря 2016, 16:17
Главное
Фотография сделана 5 декабря 2016 года. Жители Ханты-Мансийска несли цветы к Центру развития теннисного спорта, где в последний раз выступали погибшие дети. Фото: Александр Григоренко, ugra-news.ru.
Самая страшная трагедия в истории Югры… Эту фразу югорские СМИ уже писали. Совсем недавно. Всего-то год назад, когда в Лянторе сгорели заживо восемь подростков. Сейчас мы вынуждены написать её снова – лянторская трагедия перестала быть самой страшной. То, что произошло 4 декабря на трассе неподалёку от Ханты-Мансийска, куда страшнее. Всё-таки подростки из Лянтора во многом были сами виноваты в своей гибели. А десятерых юных нефтеюганцев убили взрослые – своей безответственностью и равнодушием.

Весь кошмар аварии, произошедшей под Ханты-Мансийском 4 декабря, заключается не только в количестве погибших детей, но и в том, что эти дети ни в чём не виноваты. Они не сделали ровным счётом ничего предосудительного. Не пили вина и не сидели в бане на дачном участке, не гуляли по тонкому осеннему льду, не сбегали из дома. Напротив, занимались в высшей степени эстетическим видом спорта, слушались взрослых, доверяли им. И, приехав на окружные соревнования в Ханты-Мансийск, завоевали общекомандное серебро. Наши звёздочки. Наша гордость. Наверняка, сев в автобус, звонили родителям: «Мам, у меня медаль!»

Через каких-то полчаса для десяти из них всё закончилось. Вообще всё. А для остальных, возможно, закончилась спортивная акробатика.

Югорские паблики в социальных сетях наводнены рыдающими смайликами и риторическими вопросами – как же так? Кто допустил? Почему не было сопровождения ГИБДД? Почему доверили везти детей водителю, у которого семь нарушений ПДД за два года? Кто ответит? Но всё эти вопросы имеют ответы – и не просто резонные, а основанные на конкретных нормативных актах.

Почему не было сопровождения? Потому что, по правилам, с 10 июля 2015 года сопровождение полагается только колоннам, в которых не менее трёх автобусов.

Почему не уведомили ГИБДД об организованном выезде детей? Потому что формально это был обычный рейсовый автобус, на который дети и тренеры как бы купили билеты.

Почему водитель не соблюдал ограничение скорости в 60 км/ч, установленное для автобусов, перевозящих группы детей? По той же самой причине – обычный рейсовый автобус по дорогам общего пользования имеет право ехать со скоростью 90 км/ч. А если учесть, что за превышение скорости до 20 км/ч не наказывают – то и все 109. А то, что у него дети за спиной, он знать как бы и не обязан.

Если продолжать рассуждать формально, то ни один из вышеперечисленных факторов причиной трагедии не является. В конце концов, в ДТП может попасть любой автобус – и с сопровождением, и с водителем-паинькой, и предоставленный администрацией, а не заказанный в частном порядке. И формально всё сводится к тому, что виноват только водитель – ну, превысил скорость, ну, не справился с управлением. Всё остальное – трагическое стечение обстоятельств.

Как бы так. Но всё же, всё же, всё же…

Случился бы этот ужас, если бы глядя на всю эту череду формальностей какой-нибудь взрослый и неравнодушный человек повёл себя иначе? Если бы организаторы всё-таки запросили у ГИБДД машину сопровождения? А там бы не отказали, несмотря на то, что автобус всего один? Если бы предприниматель, зная, что заказанный у него автобус повезёт детей, всё-таки поставил на рейс безупречного водителя? Если бы водитель, видя, что идёт снег, слегка прибрал на себя педаль газа? И приехал бы домой на часок попозже. Но никто из взрослых не счёл нужным повести себя чуть более ответственно, нежели от них требовали формальности.

И тем не менее, очень бы не хотелось, чтобы вину вешали на тренеров, которые решили вывезти детей на соревнования таким способом – на как бы рейсовом автобусе. Наверняка, для них это был единственный доступный способ доставить команду в Ханты-Мансийск. Об этом сейчас тоже активно говорят югорчане – родители юных спортсменов, которые по себе знают, что детские тренеры зачастую уже привыкли жить с протянутой рукой, поскольку вынуждены решать совершенно не свойственные им задачи – выбивать финансирование, договариваться о транспорте, о кормёжке. Они знают, где подешевле, и часто действуют на свой страх и риск. И ГИБДД о своих выездах не уведомляют, потому что по опыту знают, что машину сопровождения им могут и не дать, а вот запретить поездку на основании несоблюдения огромного количества связанных с этим формальностей – запросто. Попробуй найди автобус, соответствующий всем правилам перевозки детей, и такого же водителя. И чтобы не очень дорого.

Два года назад - в декабре 2014-го - майор полиции Дмитрий Шпак, сопровождавший в Нижневартовском районе автобусы с детьми, подставил свой автомобиль под грузовик, предотвратив трагедию, которая могла быть похлеще сегодняшней. Полицейский стал для ребят из Излучинской школы искусств настоящим ангелом-хранителем. Наверное, того случая было вполне достаточно, чтобы понять: машина сопровождения при перевозке детей – это не формальность, а жизненная необходимость. Но спустя полгода норму изменили – сопровождение полицейским автомобилем одного-двух автобусов стало необязательным. И никто по этому поводу не возмутился, не забил тревогу. Авось, пронесёт.

Не пронесло. Для ребят из Нефтеюганска ангела-хранителя не нашлось.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter