Завод МДФ, кажется, всё. И что?

Завод МДФ, кажется, всё. И что?

14 июня 2018, 09:12
Главное
Цех завода МДФ. Фото с сайта предприятия.
На заводе МДФ, который расположен в поселке Мортка Кондинского района, всё плохо. Предприятие, принадлежащее автономному округу, давно дышало на ладан и, наконец, остановилось. «Муксун.фм» внимательно изучил всё, что было сказано/написано про ситуацию вокруг завода, и объясняет, какие у него перспективы (спойлер: никакие) и что делать людям (спойлер: не отчаиваться).

Что это за завод? И почему нам важно про него знать? Завод МДФ для производства древесно-волокнистых плит начали строить в Мортке в 2001 году. Предприятие заработало в 2005 году. Для Мортки (да и вообще для Кондинского района) это предприятие как бы «градообразующее». Работают на нем 285 человек (при том, что в Мортке чуть более 3,5 тысячи жителей). Получается, что так или иначе от предприятия зависит треть жителей поселка. Завод МДФ, собственно, никогда и не работал хорошо – с 2010 года он перманентно находится под угрозой банкротства. Кроме того, завод был одним из активов Фонда поколений Югры. А что с этим Фондом произошло, наверное, можно не напоминать.

И что там происходит сейчас? Ничего хорошего. Огромные долги. С тем, как они образовались, разбираются компетентные органы. Оборудование изношено. В мае проведено техническое обследование котельной завода и производственных линий. Вывод: практически все элементы производства в аварийном состоянии и не соответствуют требованиям промышленной безопасности. Эксплуатировать их дальше попросту опасно. В 2017 году завод не работал 248 дней.

Его как-то можно привести в чувство? Власти считают, что пациент безнадёжен. Дальнейшая эксплуатация завода в том виде, в котором он существует сейчас, экономически нецелесообразна. Вкладывать в него деньги из бюджета — слишком расточительно. И так уже много вложили, почем зря. С 2005 по 2010 годы, например, завод слопал больше 3 млрд рублей. По словам и.о. директора департамента промышленности Югры Василия Дудниченко, варианты модернизации и перезапуска завода, конечно, есть. Но только не за счет окружного бюджета. Нужен частный инвестор, которого пока нет. И даже если он появится, то вряд ли ему понадобится столько сотрудников.

Где же теперь работать людям? Это самый главный вопрос, который сейчас решают власти. На днях в Мортку приехали представители окружного правительства, разговаривали с коллективом завода. При увольнении с завода работникам выплатят все положенные по закону компенсации (зарплату за май и июнь плюс еще четыре зарплаты), средства на это найдены. После чего власти обещают людям помочь найти новую работу. Благо, что работа есть на предприятиях ТЭКа, которые работают в Кондинском районе.

На каких именно? В прошлом году «Роснефть» запустила большие проекты разработки месторождений на юго-западе Югры. Это Эргинский, Кондинский, Западно-Эргинский, Чапровский, Новоендырский, Чупальский, Восточно-Салымский участки недр. По предварительным данным, компании на этих участках нужно будет не менее 1400 новых сотрудников. Рабочие руки нужны также «Конданефти» и «Газпром нефти». По предварительным расчетам, компаниям ТЭКа в Кондинском районе потребуется от 300 до 500 человек. Правительство договорилось с нефтяниками о том, что работников завода МДФ будут принимать в первую очередь.

Но чтобы перейти из деревообработки с ТЭК, нужно же переучиваться! Конечно, нужно. Для этого работникам завода предложили бесплатно (!) пройти переподготовку на базе Урайского колледжа. «Урайский колледж напрямую работает с нефтяниками. И тех специалистов, что готовят в этом колледже, предприятия ТЭК охотно берут на работу», — уверяет директор департамента труда и занятости населения Югры Алексей Варлаков.

А если человек не хочет работать в «нефтянке»? С каждым будут разговаривать индивидуально. С 13 июня начались персональные консультации с работниками завода МДФ. С ними работают представители районной администрации, центра занятости и кадровой службы предприятия. Для каждого будут подбирать приемлемый вариант. Но вообще, в «нефтянке» люди смогут зарабатывать гораздо больше, чем на производстве древесных плит.

То есть, всё хорошо? Ну, конечно, когда банкротится завод, сожравший до этого миллиарды бюджетных средств, — это совсем нехорошо. Кроме того, многим людям, которые перейдут на предприятия ТЭКа, придется работать вахтовым методом, что не всем понравится. Но два позитивных момента всё-таки есть. Первый — завод, который производил больше скандалов, чем продукции, наконец, признали бесперспективным, и это, как минимум, честно. Второй — людей на произвол судьбы никто не бросает.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter