Пришло и ушло

Пришло и ушло

Пришло и ушло

16 августа 2013, 22:48
Главное
Сценарий не сыгрался. Источник: gamer.ru
Жители Нижневартовска могут спать спокойно. Скандал вокруг строительства полигона токсичных отходов на Самотлорском месторождении, который взбудоражил весь город летом 2012 года, пришел к своему логическому завершению – в Министерстве чрезвычайных ситуаций отказались от своей затеи. «Чрезвычайное ведомство» расторгло контракт с главным проектировщиком объекта – подрядной организацией ООО «Космосавиаспецстрой». Все работы по проектированию свернули и положили «под сукно» до неопределенного времени, в наступление которого, к слову, в Югре уже мало кто верит. Подробности – в материале Муксун.fm.

Нижневартовск, в годы безраздельного владычества в нем компании ТНК-ВР, видел жизнь на Самотлоре только через призму специфической PR-игры. Местные подконтрольные нефтяникам СМИ не уставали писать и показывать, как градообразующее предприятие холит и лелеет «черную жемчужину Западной Сибири». Журналисты публиковали репортажи про бравых экологов, которые в поте лица, отмахиваясь от комаров и мошек, лопатами и граблями выгребают из болот загрязненный нефтью и буровым шламом торф. Это была целая героическая поэма о противостоянии доброго современного нефтяника с наследием советских варваров. И только рядовые рабочие, сидя дома возле телевизоров, иронично насмехались и загадочно говорили: «Угу. Одно болото закопали, значит - завтра еще два зальем».

На закате российско-британской нефтяной империи, в 2012 году, в Нижневартовске стали гулять слухи – мол, не все так хорошо и чисто на месторождении, как нам говорили раньше. К моменту визита на Самотлор в апреле 2012 года министра природных ресурсов и экологии России Юрия Трутнева, стало очевидно – месторождение загажено, экологические мероприятия нефтяников оказались лишь казуистикой, а опасного бурового шлама в болотах с советского времени только прибавилось.

«Мы хотели полетать и поискать места загрязнений с вертолета, но искать не пришлось. На Самотлоре реально сложнее найти чистые места, а не грязные. Кругом - нефтяные реки», - заявил тогда журналистам Юрий Трутнев.

Спустя несколько месяцев, уже летом прошлого года, появилась информация о том, что Самотлор ждет «большая стирка» и займется ею МЧС, используя в качестве «стиральной машины» новый полигон. Проектная документация гласила, что он будет построен по государственному контракту в рамках федеральной целевой программы «Снижение рисков и смягчение последствий чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера в Российской Федерации до 2015 года» и окружной концепции обращения с отходами производства и потребления ХМАО на период до 2020 года.

«Полигон утилизации токсичных отходов», как был назван объект МЧС, решили создать для нужд спасателей на случай ЧС. Смысл затеи формализовали так: "Создание полигона позволит снизить объём промышленных отходов, образовавшихся в результате чрезвычайных ситуаций». Выбрали даже место для будущего комплекса лабораторий – территория старой и давно заброшенной компрессорной станции №16 в тридцати пяти километрах от Нижневартовска. Объявился и подрядчик – фирма из Москвы «Космосавиаспецстрой».

Первыми шум подняли нижневартовские блогеры и активные пользователи социальных сетей. В городском блог-сообществе «Свободный Нижневартовск» появилась запись «Бомба замедленного действия». В ней автор высказал опасения, что новая игрушка спасателей превратит Нижневартовск в токсичное кладбище. Блогеров напугал тот факт, что строительство полигона будет проходить по федеральной программе, а значит - полигон будет решать проблемы федерального уровня. Перспектива сидеть на пороховой бочке, забитой отходами со всей России, мало устраивала жителей.

Поднялся шум и в Твиттере. Под быстро вошедшим в моду хэштегом #противполигона пользователи стали обмениваться информацией о предстоящей опасной стройке. Обращались они и к губернатору ХМАО Наталье Комаровой, и к другим политикам федерального уровня.

Переживания нижневартовских общественников понять легко: информация о новом проекте была подана чрезвычайно скупо. Своеобразное «гражданское» расследование с каждым днем открывало все новые интересные факты. Например, в общественных слушаниях, которые прошли в Излучинске 24 июня, поучаствовал всего один житель поселка и несколько чиновников. Организатором слушаний стало МЧС, что выглядит как минимум странно, так как по закону их должны инициировать местные власти. Тем не менее, слушания признали законными и состоявшимися. Одним из главных достижений расследования и поднятой шумихи стала встреча заместителя губернатора Югры по экологии Геннадия Бухтина и первого заместителя начальника ГУ МЧС России по ХМАО-Югре Александра Некрасова с общественностью Нижневартовска. Обоих закидали неудобными вопросами – почему слушания проводили «втихую», где полноценная информация об объекте, кто такой «Космосавиаспецстрой» и почему проектную документацию готовит он, а главное – что же все-таки будут хранить и перерабатывать в35 километрахот Нижневартовска?

Четких ответов почти не было. Александр Некрасов не смог объяснить, какие технологии будут применяться на объекте, чьи отходы там будут утилизировать, и чем обусловлена необходимость строительства. Относительно четкий ответ был дан на вопрос об удаленности от города. Как объяснил сотрудник МЧС, место выбирали исходя их соображений экономии – «чтобы далеко не ездить». Как пишут местные блогеры, Геннадий Бухтин попытался было убедить собравшихся, что «полигон – это крутая штука», однако и его приперли к стенке. На вопрос готов ли Бухтин построить подобный полигон возле своего дома, замгубернатора ответил, что рядом с Ханты-Мансийском уже якобы есть такое сооружение. Выглядело это очень странно, так как новый полигон позиционировали как первый и единственный в России.

Сразу после этой встречи начались информационные «боевые действия». В ряде окружных и федеральных СМИ появились материалы, описывающие полигон, как абсолютно безопасный и жизненно-необходимый для югорчан объект. Дескать, полигон просто неправильно назвали. Правильно – не «токсичных», а «нефтесодержащих» отходов. Ответственность за поднятие шума возложили на нефтяников, которые якобы профинансировали PR-кампанию против строительства объекта. Эту версию активно продвигали местные журналисты, имеющие личные конфликты с руководством филиала ТНК-ВР в Нижневартовске. Точку зрения они объясняли тем, что нефтяникам невыгодно появления чего-то подобного в своей вотчине, потому как это заставит их играть по правилам рынка. Однако на тот момент у компании ТНК-ВР уже действовал собственный полигон по утилизации нефтешлама, и вряд ли строительство федерального объекта их особенно интересовало.

Повторные общественные слушания прошли уже в Нижневартовске 22 декабря. Но и здесь инициаторов из МЧС ждал сокрушительный провал. На слушания пришли около 20 человек, которые уже в агрессивной манере «напали» на гостей из Ханты-Мансийска. Презентация проекта, которую вел уже сам глава окружного МЧС Александр Тиртока, никого не убедила. Более того, из названия полигона не исчезло слово «токсичные», хотя все лето спасатели убеждали общественность, что это ошибка и название поменяют на «нефтесодержащие». Уже ближе к концу слушаний, обнаружили, что протокол заседания организаторы не ведут, что вызвало сильнейшую волну негодования присутствующих. Протокол завели, но это уже не смогло ничего изменить – проект не утвердили.

Окончанием истории можно считать заявление Александра Тиртоки, которое он сделал в начале августа 2013 года: «В настоящее время государственный контракт с подрядной организацией ООО «Космосавиаспецстрой» расторгнут по обоюдному согласию сторон. Все работы по проектированию данного полигона остановлены».

Проект, который хотели «протащить» без лишнего шума и пыли, вдруг оказавшись в центре общественного внимания, оказался совершенно нежизнеспособным. Возникает закономерный вопрос, если полигон – это важная часть федеральной программы, то почему все приготовления были сделаны «тяп-ляп», а МЧС так быстро отказалось от своей затеи? Как рассказал корреспонденту Муксун.fm глава общественной организации "Эконадзор" Евгений Слюсарь,  ответ кроется в ряде причин.

«Во-первых, объект вызвал очень острую реакцию населения. Во-вторых, насколько я понимаю, инициаторы рассчитывали, что процесс оформления документов будет быстрым, и можно будет без обиняков приступить к строительству. Но этот процесс достаточно трудоемкий: например, для строительства такого объекта нужен земельный участок в категории промышленных земель. Кроме того, рядом уже располагается подобный объект. Какой смысл плодить там эти полигоны переработки отходов? Тем более, за бюджетный счет. В итоге быстро не получилось, возник резонанс, а на общественный запрос адекватного ответа в МЧС не дали. Там должны были отрабатывать какие-то передовые технологии, но никакой конкретизации не было: что, где и как. Мы («Эконадзор», - прим. автора) замечания делали к общественным слушаниям, что они даже не обоснуют, что они хотят на полигоне делать, каким образом», - поделился своим мнением Евгений Слюсарь.

Руководитель пресс-службы главного Управления МЧС России по Югре Евгений Киреев сказал в беседе с корреспондентом Муксун.fm, что про заявление своего начальника Александра Тиртоки ничего не слышал и потому о причинах отказа от строительства полигона говорить не готов.

Ни для кого не секрет, что экологию в современной России едва ли можно назвать зоной особого контроля. Тем не менее, утилизация отходов любого опасного производства – обязательная деталь, которая стоит совсем немалых денег. Не исключено, что «полигон по утилизации токсичных отходов нового поколения» все-таки появится на свет, но уже в другом регионе страны. Может быть там, где жители не так внимательны к мелочам?

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter