Строительная политика по-иезуитски

Строительная политика по-иезуитски

19 апреля 2012, 14:25
Главное
В конце 2011 года в Нижневартовске разгорелся скандал с дольщиками. Компания известного городского бизнесмена Вячеслава Танкеева ЗАО "Строительно-промышленная корпорация-НВ" не смогла достроить несколько домов. К делу подключились всевозможные политические и финансовые силы: окружное правительство, оппозиционные политики, олигархические структуры. Кульминация драмы случилась в канун выборов в Госдуму – тогда губернатор округа Наталья Комарова неоднократно подчеркивала, что вопрос решен, виновные наказаны, а люди получат свои квартиры в апреле 2012 года. Однако на практике все оказалось не совсем так, а местами – и совсем не так. Корреспондент Муксун.fm проанализировал ситуацию с немодного нынче ракурса.

«Начнем с истории?» - вздыхает президент СПК Вячеслав Танкеев. «Только кратко», - прошу я. «Кратко? Ну, попробуем кратко. Только без истории ничего будет непонятно».

За несколько лет до кризиса в СПК решили провести своего рода маркетинговый эксперимент - построить несколько домов, непривычных архитектурному ансамблю Нижневартовска. Это была попытка уйти от традиционного для города эконом-сегмента: квартиры в домах нового образца были большей площади, нежели в привычных ДСК и хрущевках, а потолки значительно выше. Строились здания на улице Ленина (в центре города) из панелей 97-ой серии, доработанных специально для столицы Самотлора с учетом климатических особенностей.

Эксперимент удался: оказалось, что в городе есть спрос на жилье повышенной комфортности - не премиум-класс, но и не советские комнатушки. Люди скупали даже целые площадки на этажах. Это дало СПК повод всерьез вложиться в модернизацию – корпорация потратила 150 миллионов на апгрейд своего завода – уже под технологию каркасно-монолитного производства. Высотки по этой технологии и продавались по договорам долевого участия.

— Мы первыми начали продавать квартиры по закону о долевом строительстве. Все остальные этот момент старались юридически обойти, - рассказывает вице-президент СПК Александр Ринейский. - Мы допустили две стратегические ошибки. Во-первых, старались работать по закону - как оказалось, этого нельзя было делать. Во-вторых, серьезно вложились в развитие производства.

Дольщики потянулись, но их оказалось мало, чтобы полностью окупить строительство. Потом грянул кризисный 2008-ой год, и банки перестали выдавать кредиты, а по уже существующим повысили процентные ставки. Перед компанией замаячила неиллюзорная угроза банкротства. Тогда СПК потратила девять месяцев, чтобы получить госгарантии правительства округа для получения кредита. Добиться их удалось, и «Ханты-Мансийский банк» выдал компании 460 миллионов рублей на достройку под 18% годовых.

«В интересах бизнеса самым правильным вариантом было бы заморозить объекты. Причем все, в том числе и на Омской-25, где большинство квартир уже продано было. Правда, пришлось бы все предприятие отправить на улицу – а это 800 человек. Но зато никто бы не был виноват», - иронизирует Ринейский.

Госгарантии были выданы, в соответствии с окружным законодательством, на два года. Этого не хватило на то, чтобы завершить строительство объектов и продать все квартиры. Необходимо было продлить срок официального правительственного поручительства. Однако на ключевых позициях в округе тогда уже сидели другие люди – смена власти произошла в феврале-марте 2010 года.

«Нас начали «отфутболивать» – отказывать по формальным причинам. Предлагали заново пройти процедуру оформления этих госгарантий. Это и в прошлый раз заняло девять месяцев. А дольщики по-прежнему ждут», - рассказывает еще один топ-менеджер СПК, пожелавший остаться неизвестным.

Менеджеры «Ханты-Мансийского банка» оказались более расторопны, чем окружные власти. Весной 2011года, когда стало понятно, что команда Комаровой делает все, чтоб затянуть с госгарантиями, руководство банка, пользуясь финансовыми рычагами, ввело в совет директоров СПК своего человека. Один дом – на Омской, 25 – строителям удалось сдать. Также в эксплуатацию ввели три секции дома на ул. Дружбы народов. Проценты же по кредитам выплачивались без единой задержки – к тому моменту сумма выплат банку составила 400 миллионов.

Гром грянул 1 июля 2011 года, когда истек срок госгарантий. Банк затребовал выплаты всей оставшейся суммы по кредиту – 180 миллионов рублей. Дыра в бюджете строителей моментально отразилась и на работе – объекты встали, а сдача домов затянулась на неопределенный срок. Дольщики, устав ждать, обратились за помощью… к Наталье Комаровой, правительство которой несколькими месяцами ранее фактически их проблему и создало.

Помощь себя ждать не заставила. В декабре в Нижневартовске состоялось первое собрание инициативной группы дольщиков, на которое из Ханты-Мансийска для переговоров прибыл замгубернатора Валентин Грипас. На нем предложение окружной власти было сформулировано однозначно: если кредиторы имеют претензии к СПК, то кредиты за СПК может брать кто-то другой – например, фонд «Жилище» (учредителем которого является правительство округа), а компания Танкеева в новой финансовой схеме выступит в качестве подрядчика. Решение тогда казалось компромиссным, и инициативная группа дольщиков проголосовала за такой исход развития событий, СПК тоже согласилась на новую роль. Представители «Жилища» пообещали – ключи от квартир дольщики получат уже в апреле.

- Это был удар не столько по репутации, сколько по самолюбию, - расстраивается Танкеев, - десятки лет мы работали на этой земле, и всегда доводили дело до конца.

Эпопея с передачей в собственность округа незавершенных строек в немалой степени должна была помочь «единороссам» перед декабрьскими выборами в Госдуму. Дольщиков позвали на широко распиаренную встречу губернатора с блоггерами, история регулярно освещалась в городских и окружных СМИ. Свои баллы на общей беде сумели набить и активисты ЛДПР. Фотографии встреч с дольщиками окружных депутатов от этой фракции тиражировались в социальных сетях. Словом, люди действительно поверили: спасение пришло.

А вот у экспертом выбранная финансовая схема почти сразу же вызвала вопросы. Осенью был оформлен кредитный договор с «Ханты-Мансийским банком», однако правительство округа внезапно решило предложить другой вариант финансирования. В цепи появился еще один подрядчик – Ханты-Мансийское строительное управление (ХМСУ). Правда, для перехода даже на такую схему от СПК потребовали передать в собственность «Жилища» незавершенные стройки! Назвать это «рейдерским захватом» не поворачивается язык – где видано, чтобы рейдером выступало государство? По закону о долевом строительстве (214-ФЗ), чтобы провернуть эту операцию, нужно личное письменное согласие всех дольщиков. Собрать их, тем более в сжатые сроки – в чистом виде утопия. Механизм не был проработан властями, в результате – еще одна задержка.

Обещанный округом апрель заселения в уютные квартиры наступил. Однако завершением строительства и не пахнет. Прогнозы на поствыборный период эксперты дают осторожно-пессимистичный: судьбу дольщиков во многом решит воля случая. Обилие юридических нюансов, которые на каждом шагу создают преграды для позитивного решения вопроса, в совокупности с неясной политикой в отношении строителей, наводят на грустные мысли.

Дольщики СПК при встрече с журналистами, в первую очередь просят не печатать их имен. Особенно те, кто был против передачи объектов строительства «Жилищу». Другие дольщики таких клеймят едва ли не предателями. Их логика проста: действия правительства непрозрачны, а мотивы неясны.

«К нам постоянно какие-то сомнительные письма поступают от бизнес-структур с ультиматумами. Чего эти люди добиваются? Не будет этого. На беде сыграть не получится», - отрубает Александр Ринейский. «Сейчас нам сложно, мы работаем на пределе своих ресурсов, - жалуется Вячеслав Танкеев, - люди считают, что во всем корпорация наша виновата. Но мы не в обиде на них. Людям всех этих нюансов не объяснишь».

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter