Это страшное слово «теракт»

Это страшное слово «теракт»

20 августа 2017, 12:47
Главное
Полицейский возле тела убитого Артура Гаджиева, устроившего резню в Сургуте 19 августа. Кадр YouTube.
Субботняя резня в центре Сургута – событие, о котором мы, возможно, никогда не узнаем всей правды. Хотя бы потому, что единственный, кто теоретически мог бы объяснить причины случившегося, убит полицейскими. Но факт налицо – общественное мнение расценивает нападение на случайных прохожих, как террористический акт. И даже если это не так, переубедить людей теперь будет очень сложно. А значит, Югра с 19 августа начинает жить в новой для себя реальности: в которой уже давно живут Москва, Европа, Америка, Ближний Восток.

Что известно Около 11 часов 19 августа мужчина в чёрном начал нападать с холодным оружием на прохожих. Первое нападение было совершено в ТЦ «Северный» - злоумышленник ударил женщину возле банкомата (перед этим он разлил в ТЦ горючую жидкость и поджёг её). Затем преступник побежал по проспекту Ленина и улице Бажова, где ранил ножом ещё шестерых человек, пока не был застрелен сотрудниками полиции. На поясе у нападавшего был закреплён муляж взрывного устройства. Преступник – 19-летний Артур Гаджиев. Ответственность за случившееся взяла на себя запрещённая в России террористическая организация «Исламское государство». Однако правоохранительные органы не рассматривают версию теракта в качестве основной – уголовное дело возбуждено по статье «Покушение на убийство двух и более лиц». По данным на утро 20 августа, в Сургутской травматологической больнице находятся шестеро пострадавших. Состояние одного из них – крайне тяжёлое, врачи борются за его жизнь. Трое – в тяжёлом состоянии. Двое – в состоянии средней тяжести. Ещё один пострадавший лечится амбулаторно.

«Вот и до нас докатилось» - это одна из наиболее часто употребляемых фраз в югорских пабликах в соцсетях за последние сутки. Да, до сих пор Югра не сталкивалась с таким явлением, как беспричинное нападение на мирных граждан средь бела дня. Мы знали о том, что в мире такое бывает и бывает часто. Но, чего греха таить, на свои северные города не примеряли подобные истории. Согласитесь, уважаемые читатели, вы же, получая информацию о терактах в Барселоне, Париже, Санкт-Петербурге, Москве, всегда мысленно успокаивали себя – дескать, как хорошо, что мы живём не там, а здесь, куда террористы не доберутся. И даже сообщения силовиков о том, что у нас в Югре давеча поймали террористов или осудили экстремистов, мы воспринимали спокойно – ну, надо же силовикам рассказать всем, как они нас берегут. Особенно от разжигающих какую-нибудь рознь постов во «Вконтакте».

Теперь успокоить себя уже не получится. Теперь мы знаем, такое бывает и у нас – выйдя на улицу за хлебом, можно получить удар ножом от человека, которому ты ровным счётом ничего не сделал и даже слова грубого не сказал. И в городе, который неоднократно признавался одним из самых безопасных в России.

Конечно, произошедшее, скорее всего, никогда официально не признают терактом. Во-первых, доказать, что у убитого преступника были террористические мотивы, уже невозможно – о своих мотивах он никому сообщить не успел. А то, что ИГ оперативно признало его своим «солдатом», ещё ни о чём не говорит – оно часто так делает и, скорее всего, ради пиара. Во-вторых, теракт в Югре – это конкретный позор. Потому что силовики получат в свой адрес обвинения в плохой работе (а начальник окружного УМВД Василий Романица уже однажды «прохлопал» террориста, работая в столичном аэропорту «Домодедово»), а окружные власти – в провале миграционной политики. Впрочем, они эти обвинения уже получают, но пока только от напуганной общественности. Если же слово «теракт» прозвучит на более высоком уровне, кому-нибудь из высокопоставленных югорчан точно не сносить головы.

Поэтому всем выгоднее представить дело так, будто юный сургутянин перед тем, как пойти резать людей, просто двинулся головой или принял спайса. Ну, не зря же силовики сразу заявили, что проверяют информацию о возможных психических отклонениях преступника. И при этом ничего не заявили о том, что проверяют его возможные связи с террористическими организациями – ни сразу не заявили, ни до сих пор.

Но ведь даже если у молодого человека было не всё в порядке с головой, то почему нельзя предположить, что крыша у него поехала на фоне увлечения идеями какого-нибудь ИГИЛа или «Хизб-ут-Тахрира» (также запрещённого в России). И если он формально не был с ними связан, но взялся за нож, начитавшись или наслушавшись чего-нибудь запрещённого, - то он кто? Террорист или просто сумасшедший? А разве террорист не может быть сумасшедшим, а сумасшедший – террористом?

Так или иначе, резня в Сургуте привела практически к тем же последствиям, в которым обычно приводят теракты. Прежде всего – нас напугали. После сообщений о нападениях город опустел. Соцсети наполнились паническими комментариями, подозрениями, домыслами, а порой и откровенными фейками. Кроме того, нас поссорили – многие югорчане, не стесняясь в выражениях, объясняют, представителями каких народностей и куда нужно валить из округа и страны. Пишут такое, что у силовиков теперь есть сотни поводов для возбуждения уголовных дел об экстремизме. А активно продвигаемое властями понятие «Югра многонациональная» нивелируется в публичном пространстве вплоть до полной неактуальности.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter