Абсолютно дурацкий скандал

Абсолютно дурацкий скандал

23 января 2018, 00:31
Главное
Автобус №5 в Ханты-Мансийске. Фото: ОТРК "Югра".
На всю страну прогремела новость о том, что в столице Югры высадили из автобуса на мороз женщину-инвалида первой группы. Редактор «Муксун.fm» Евгений Зиновьев рассуждает о том, почему этой истории не должно было быть и какого же чёрта она всё-таки есть.

Ханты-мансийскую историю о том, как инвалида первой группы Викторию Стеценко-Швецову то ли высадили из автобуса, то ли она сама вышла, иначе как дурацкой не назовёшь. Что там на самом деле в автобусе произошло, сейчас уже фига с два выяснишь – слово одной будет против слова другой. Но факт остаётся фактом – обе пошли на принцип, хотя у обеих была возможность этого не делать. И вообще, ситуация имела несколько возможностей разрулиться до того, как превратилась в скандал федерального уровня.

У кондуктора Елены Барабановой была возможность прикрыть глаза на отсутствие у пассажирки с костылями социального проездного и позволить ей проехать несколько остановок. Никто бы кондуктора за это не наказал, и АТП понесло бы невеликие убытки.

У Виктории Швецовой была возможность принять от добрых людей 23 рубля и купить билет. А потом написать в социальных сетях не про то, как её обидела кондуктор, а про то, какие замечательные люди живут в Ханты-Мансийске – помогают ближнему. А эти 23 рубля потом можно и отдать. Или тоже помочь ими кому-нибудь.

Но коль скоро ни того, ни другого не случилось – случился большой скандал. И когда он уже случился, у сторон тоже была возможность его замять. Елена Барабанова, вместо того, чтобы защищаться в соцсетях по принципу «сама дура», могла позвонить Виктории Швецовой или написать в личку – дескать, вы уж меня извините, как-то нехорошо у нас с вами всё вышло. А Виктория могла бы сказать – да, конечно, Елена, я же понимаю, у вас работа не сахар, всякое бывает, это вы меня извините за то, что я вас так в соцсети приложила. А потом бы встретились, чайку попили, обнялись, плюнули да растёрли. Как знать – может быть, и подругами бы стали.

И у нормального человека возникает резонный вопрос – ну что же помешало этим людям поступить по-людски? Почему им интереснее стало не потушить искорку конфликта, а раздуть её в большое пламя да ещё и бензинчика подлить? И интересно, эти женщины понимают, скольких людей они своим конфликтом заставили делать работу, которую можно было бы и не делать? Журналисты строчат заметки, Следственный комитет и прокуратура проводят проверки, чиновники раздают поручения, АТП готовит ответы. А просто обыватели ломают копья в социальных сетях – причем, многие комменты там появляются в рабочее время. Вот бы посчитать, сколько стоит труд всех этих людей, потраченный на внимание к конфликту Барабановой и Швецовой?

Занятно, что губернатор Югры Наталья Комарова (помимо того, что дала главе Ханты-Мансийска Максиму Ряшину поручение разобраться) ограничилась в публичном пространстве лишь одной фразой: «Не могу поверить, что у нас на Севере так могут поступать». Если рассматривать эту фразу «в лоб», то, вроде как, всё ясно – глава региона имеет в виду поведение кондуктора (и наверняка так и есть). Но с точно таким же успехом эту фразу можно развернуть и в адрес Виктории Швецовой. А то и их обеих.

Но вместе с тем, никто из чиновников так и не сказал публично – а как надо поступать? Разрешать инвалидам ездить без социальных проездных, по удостоверению? Тогда надо вообще отменять социальные проездные. Запретить кондукторам высаживать безбилетников на мороз? Тогда в морозы в автобусах по сути можно будет ездить бесплатно. Так чего делать-то? Где чёткие инструкции?

Наверное, в том-то всё и дело, что инструкциями эта ситуация не регулируется. Ну никак. А регулируется она лишь простым человеческим отношением друг другу.

Таким, на которое оказались способны пассажиры автобуса, предлагавшие купить билет для Виктории Швецовой, и женщина, которая увидела упавшую на улице Викторию и отвезла её в больницу, и ещё многие-многие хантымансийцы, которые за считанные дни всем миром собирают огромные суммы для больных детей, спасают бездомных животных, волонтёрят в больнице и доме престарелых.

Таким, на которое оказались неспособны две женщины, которых судьба свела в тот злополучный день в автобусе №5.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter