Кое-что о договороспособности

Кое-что о договороспособности

24 мая 2016, 20:17
Главное
Отставка мэра Сургута Дмитрия Попова из-за уголовного дела не то чтобы беспрецедентна. Фактически любому мэру России силовики могут предъявить обвинение уже завтра, и то, что иные до сих пор остаются на своих местах, связано не с их компетенцией, а с договороспособностью. А вот с ней у градоначальника были проблемы.

Попытки представить уход Попова с поста мэра Сургута его честностью и принципиальностью стоит отнести в пользу бедных. Если ему и свойственна хоть какая-нибудь честность и принципиальность, то совсем не того рода, о которой принято говорить. В конце концов, он политик, а политик в России умеет нарушать обещания лучше любого другого.

Дмитрий Попов занял пост в 2010 году в результате постыдного назначения, формально обставленного как прямые выборы – с них под различными предлогами были сняты или снялись сами после прямых угроз ВСЕ сколько-нибудь электорально проходимые кандидаты. Справедливоросс Анатолий Вац был единственным, кого не посчитали достаточно опасным – и все же он, редактор не самой значимой городской газеты, набрал треть голосов. На тех «выборах» сургутские элиты – до того умеющие оппонировать хантымансийцам из окружного правительства – были сломаны через колено.

Мэр вообще очень любил решать свои проблемы именно в Ханты-Мансийске. Именно оттуда грозили его недругам из городской думы, когда политическое противостояние зашло чересчур далеко. Именно там принималось решение, идти ли ему на новый срок.

Дмитрий Попов (я не буду говорить о Сергее Полукееве или Романе Маркове – все это были его подчиненные, и он был за них в ответе) инициировал глобальный передел уличной торговли. Под видом заботы о благоустройстве города по сомнительным правовым основаниям чиновники мэрии просто уничтожали имеющийся в городе малый бизнес. Зловещий итог – убийство чиновников городской мэрии отчаявшимся азербайджанским кланом (историю про то, что невменяемый Шахин Искендеров якобы действовал не в сговоре со своей семьей, оставим наивным юношам). При этом у честного и принципиального мэра не хватило воли на то, чтобы хотя бы добиться для убийцы нормального наказания: Искендеров просто лег в больницу, принеся в суд свидетельство о собственной невменяемости.

Дмитрий Попов и его подчиненные привели к банкротству муниципальный совхоз «Северное». Считается, что это было сделано намеренно: предприятие, получавшее сотни миллионов рублей субсидий из городского бюджета, «сдулось» фактически за год. Скандальную известность получил массовый падеж свиней в 2013 году (по некоторым оценкам – от 400 до 2 тыс. голов). Тогда же прокуратура выяснила, что скот осознанно морили голодом, из-за чего животные и заболели пастереллезом. В итоге, после ряда разбирательств, совхоз со скрипом продали частному инвестору за сумму, даже близко не подобравшуюся к затратам на предприятие за последние годы. Но, конечно, за это никого не сняли.

Администрация Сургута именно при Дмитрии Попове продавила вопреки воле горожан строительство православного храма. При этом чиновники сперва организовали голосование, а когда выяснили, что оно не в пользу решения – просто досрочно прекратили его, заявив, что оно в любом случае носит консультативный характер. Красиво, правда?

История с продажей песка, на которой и «погорел» Попов, тоже показательна: продать муниципальное имущество за бесценок, не озаботившись необходимыми документами, мог только человек очень беспечный, уверенный в том, что ему «не прилетит».

В деятельности Попова было немало чисто хозяйственных успехов, но на них сейчас вряд ли имеет смысл останавливаться подробно – во-первых, успехов в пиаре у него уж точно было не меньше, во-вторых, мэр затем и нужен, чтобы город развивался. Он за это зарплату получает. Важно же другое: именно при этом градоначальнике Сургут окончательно перестал быть по-хорошему наглым, не сервильным, не выхолощенным вертикалью власти.

В связи с этим предлагаю запомнить градоначальника не за скверики с вайфаем – что нам тот вайфай – а за попытки запрета митингов против своей политики. За отмахивание от проблем жителей, страдающих от действий администрации города или аффилированных с ней структур. За делегитимизацию городской власти. Кто бы сейчас вместо Попова не пришел – это уже неважно, собственно. Должно пройти очень много времени, прежде чем жители смогут хоть кому-то в мэрии поверить.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter