«Нас бросили»: почему в Ханты-Мансийском районе Югры поселениям приходится выживать

«Нас бросили»: почему в Ханты-Мансийском районе Югры поселениям приходится выживать
«Нас бросили»: почему в Ханты-Мансийском районе Югры поселениям приходится выживать
12 октября, 09:28ПолитикаФото: 1MiПроблемы в глубинках Югры годами остаются без решения.
Главы поселений Ханты-Мансийского района на протяжении пяти лет вынуждены бороться с властями за жизнь своих деревень. Проблемы в глубинках ХМАО носят уже системный характер и годами остаются без внимания вышестоящих властей. Муксун.fm записал три монолога — о проблемах поселений Цингалы, Согом и Луговской.

Население и руководители этих территорий возмущены безразличием главы Ханты-Мансийского района Кирилла Минулина к нуждам югорчан. Из 12 глав сельских поселений 7 уже писали обращение на имя губернатора ХМАО Натальи Комаровой. На просьбу о встрече с руководителем региона они получили отказ.

Согом: «Крыша скоро рухнет»

Сельское поселение Согом Ханты-Мансийского района включает в себя один населённый пункт. Руководит им Григорий Полуянов. Проживают в селе около 470 человек. Поселение не только удалённое, но и труднодоступное. Завезти туда продукты, технику, пиломатериалы и т. д. можно лишь по зимнику — с января по март. В остальное время Согом фактически отрезан от Большой земли.

«Уже 4 года я говорю районным властям, что строительство любого объекта в Согоме нужно рассчитывать на два года минимум. Если мы не завезли строительные материалы для возведения или ремонта домов в зимнее время, то деньги на стройматериалы летом неинтересны. Мне Руслан Речапов (замглавы Ханты-Мансийского района, руководитель департамента строительства, архитектуры и ЖКХ — прим. редакции) предложил в мае этого года 4 млн рублей на строительство и ремонт домов, которые надо освоить … до конца 2021 года. На мой вопрос, почему деньги выделяются, когда ничего уже нельзя к нам завезти, ответил, чтобы я взял деньги и подписал все документы, что муниципалитет освоил средства, а потом следующей зимой начал строительство. Я отслужил 30 лет в органах внутренних дел и знаю, что подписать документы, что приняты работы — прямая дорога в тюрьму, поскольку совершу уголовное преступление. Естественно, отказался», прокомментировал ситуацию Григорий Полуянов.

Еще одно беда: в деревне не те объёмы работ, в которых заинтересованы предприниматели. Не каждый согласится загонять технику в глубинку на 9 месяцев. В Согоме практически ничего не строится и не ремонтируется.

«У нашего ДК крыша уже провисла. Потолок, думаю, в скором времени просто обрушится. По программе поддержки домов культуры, которая запланирована на 5 лет, нас даже в планах нет. <…> Жилой фонд — на 40% аварийные дома. Однако признали только 8 квартир аварийными, но даже из них людей переселять некуда. И в планах по посёлку нет ничего. На аукцион заявлено три участка, аукцион проводит район. И никто не заявляется», отметил глава поселения Согом.

Цингалы: «У района нет задачи сделать жизнь людей нормальной»

В сельское поселение Цингалы входят два населённых пункта — административный центр Цингалы и деревня Чембакчина, в которых проживает около 800 человек Глава сельского поселения Алексей Козлов уверен: районным властям нет дела до проблем сёл.

«Основная наша проблема — это отсутствие финансирования. На сельское поселение Цингалы на протяжении 5 лет дотация выделяется всего 14 млн рублей в год. Хотя Ханты-Мансийский район имеет самое лучшее обеспечение на душу населения: годовой бюджет составляет около 6 млрд рублей, а живут в районе примерно 19 тысяч человек», рассказывает Алексей Козлов.

По его словам, на поселения средства выделяются по остаточному принципу.

«Сравните наши 14 млн на поселение в год и „Лэнд Крузер“ главы района стоимостью порядка 6 млн рублей, плюс водитель и обслуживание! У районных властей нет задачи, чтобы люди в глубинке жили нормально. Нас беспокоит, что у поселений по большинству проблем нет полномочий», объясняет глава Цингалы.

Например, почти за все услуги — тепло-газо и водоснабжения — в поселении отвечает МП ЖЭК-3, но это коммерческая структура, которая от жителей получает плату за оказанные работы. Однако качество услуг не соответствует нормативам.

«У нас есть КОСы для водоочистки, но они не функционируют, ЖЭК-3 который год напрямую сливает всё, что завозит, в Иртыш. И даже не отрицают этого. Когда у них спрашиваешь, почему не включаете КОСы, отвечают, что у них нет реагентов. И все закрывают на это глаза»,заявил собеседник.

В 2017 году муниципалитетам дали команду принять новые нормативы по вывозу ТКО. В Цингалы их также приняли — 3 тысячи кубов на человека. Но в течение трех месяцев вернули старые, поскольку жители столько отходов не набирают.

«ЖЭК-3 доказывает, что потеряли деньги, так как по нормативу 2017 года они должны были выставить людям счёт как за 3 тысяч кубов год, а по факту в половину меньше. Но сами на наш запрос предоставили данные, что за три года работы вывезли всего 141 кубов! Сейчас на нас в суд подали. 20 сентября было предварительное слушание. Разбирательство они попросили отложить, и сейчас мусор лежит на свалке. Свои функции они на деле не выполняют», прокомментировал Алексей Козлов.

Одной из главных проблем в Цингалы является и строительство жилья.

«Жильё не строят уже пять лет. Те помещения, которые были построены в 2014–2015 годах, фактически нельзя было принимать, 50% того, что заложено по проекту, там нет. Но районная администрация их приняла! В документах, которые мы получили, стоит акт проверки и приёма, что жильё соответствует проекту. И сейчас полы в этих домах начали гнить. Такие же проблемы с потолками. Когда я спросил в администрации, зачем подписали акт по приемке, мне ответили: „Мы люди маленькие, нам сказали подписать, мы подписали“», пояснил глава Цингалы Козлов.

Он также отметил, что если бюджет поселения увеличится на 5 млн рублей, то удастся закрыть хотя бы первостепенные проблемы. Но пока приходится жить, как на пожаре: «Загорелось в одном месте — бежишь тушить, загорелось в другом — всё бросаешь и туда».

Луговской: «Бросили на выживание»

По словам главы сельского поселения Луговской Николая Веретельникова, за пять лет работы действующий глава Ханты-Мансийского района Кирилл Минулин «развалил муниципалитет». Самая большая беда — ЖКХ. Проблему признала и губернатор Комарова, заявив, что район занимает 19 место по качеству ЖКХ среди 22 муниципальных образований.

«Во время подготовки к зимнему периоду все чиновники района занимались выборами. И ЖЭК-3, и УКС, и глава района. Как зимовать будем — не знаю. Через неделю уже распутица начнется. И потом уже невозможно будет привезти запчасти. Помощи от главы района нет. За 8 месяцев ни разу не поинтересовался состоянием дел в поселении. И сейчас опять губернатор благословила его на второй срок. Неужели она не владеет информацией?», заявил Николай Веретельников.

Он также пояснил, когда главы семи поселений района обратились к губернатору ХМАО, на встречу пришёл её первый зам Алексей Шипилов.

«Мы хотели помощи. Ведь к нам жители приходят, спрашивают, ругают. Им же не объяснить, что большая часть наших проблем — это полномочия района, губернатора или Федерации. Малые поселения просто бросили на выживание, и всё. Строительство остановилось, программы все остановились. В прошлом году начали строить КОСы, в этом году — забросили по решению ФАС и решению суда. Всё аннулировали. Сейчас заново провели аукцион»,отметил глава Луговского.

Как подчеркнул Веретельников, местные подрядчики, которые занимались строительством в посёлке на протяжении пяти лет, сейчас вынуждены отказываться от тендеров и объектов.

«Сейчас у предпринимателя три участка под застройку. Он их распродает, потому что дома строит за свой счёт, а район их не выкупает, объекты стоят. А ему нечем платить кредиты. В этом году в Луговском не построено ни одного квадратного метра жилья», пояснил собеседник.

Сейчас Николая Веретельникова беспокоит, как его деревни будут зимовать. На территории Луговского их пять, там проживает более 3 200 человек.

«За лето район должен был выполнить закупку материалов, провести модернизацию системы водоснабжения. Вода идёт ржавая, пить её невозможно. Люди воду речки берут или покупают. Нас просто бросили на выживание. Зимой в этом году были лютые морозы, у нас все объединились и не смотрели на полномочия, боролись, чтобы ничего не перемёрзло. А глава района даже не поинтересовался, живы мы или нет. Сейчас снова морозы начнутся. Жители уже жалуются на холод в домах. А в некоторых поселениях теплотрассы разрыты. Не дай Бог это всё замёрзнет. Девять лет работаю главой поселения и такого никогда не было. В администрации района люди так часто меняются, что мы даже не успеваем запоминать их. Работать не с кем», подытожил Николай Веретельников.

Сюжеты:
ХМАО
Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter