«Сам виноват». Суд закрыл дело солдата с Ямала, получившего ожоги серной кислотой

«Сам виноват». Суд закрыл дело солдата с Ямала, получившего ожоги серной кислотой
Новость

6 марта 2013, 15:14
Уссурийский гарнизонный суд Приморского края закрыл уголовное дело, возбужденное по факту причинения вреда здоровью солдата-срочника из Ноябрьска Никиты Акишина, который получил сильные химические ожоги серной кислотой в воинской части №07059 Лесозаводска на Дальнем Востоке. Дело по ч. 1 ст. 293 УК РФ - халатность, заведенное на старшего лейтенанта Александра Хвостова, было закрыто за отсутствием состава преступления.

Как утверждает Znak.com, адвокаты Акишина намерены обжаловать решение гарнизонного суда.

«Во всем обвинили меня, простого солдата, выполнявшего приказ, - написал Акишин в открытом письме, размещенном в последнем номере ноябрьской газеты «Слово Нефтяника». - Видимо, я сам должен был обследовать канистры, выдать себе костюм химзащиты и провести инструктаж по технике безопасности обращения с ядовитыми веществами и кислотами. По результатам экспертизы по материалам дела: в журнале по технике безопасности стоит 58 поддельных (не моих) подписей, и за подделку тоже никто не ответит. Показания очевидцев (солдат) также были даны под давлением - все знают, как в армии умеют убеждать. И, соответственно, показания такие, какие нужны командованию. Сейчас я остался со шрамами и грубыми рубцами на всю жизнь. Военкомат Ноябрьска направил документы в Москву на получение страховой выплаты, но они куда-то пропали».

Как писал Муксун.fm ранее, инцидент, в результате которого Акишин получил 18% ожогов тела, произошел 27 сентября 2012 года. Во время погрузки военнослужащими канистр с серной кислотой, произошла реакция, в результате чего пары выдавили крышку, и молодого человека обдало кислотой. При этом лейтенант Хвостов, который и дал задание солдатам, не предупреждал о содержании емкостей и не выдал солдатам спецодежду. Как пострадавший позже рассказал родственникам, Хвостов попытался скрыть происшествие. Он предложил обожженному солдату «побегать по части, ловить ветер, чтобы было не так больно». А когда спустя два часа Акишину стало хуже, он привез его в сельскую больницу под видом гражданского лица. В сельской больнице парень пролежал несколько дней, и только после того, как сам связался с родными, начались хлопоты по переводу его сначала в Уссурийский военный госпиталь, а затем и в больницу Владивостока.

Нашли опечатку в тексте? Выделите её и нажмите ctrl+enter