«Большую часть времени я был в полубреду», — история борьбы с COVID от жителя Ямала

«Большую часть времени я был в полубреду», — история борьбы с COVID от жителя Ямала

19 октября , 17:11ОбществоPhoto: Mariia Shröeder / Северный луч/ВКонтактеИстория борьбы с COVID от жителя Ямала
«В реанимации я не видел людей, не говорил. Я не знал, что происходит, но я слышал голоса врачей, правда не понимал тогда, что это были врачи, — и делал все, что они говорили», — рассказал бывший пациент Тарко-Салинской ЦРБ Виталий Артемчук газете «Северный луч». Коронавирус «уложил» его в больницу на 65 дней.

В больницу Виталий поступил 3 июля с дыхательной недостаточностью. Обследование показало наличие у него коронавирусной инфекции и 75% поражения легких. Буквально через неделю вирус поразил легкие уже на 95%. Пока врачи спасали жизнь пациенту, он все это время находился в «отключке» и мало что помнит.

Виталия не подключали к ИВЛ. По мнению врача-реаниматолога Михаила Полунина, это было слишком рискованно, а у пациента были собственные ресурсы для борьбы с вирусом.

«По многим наблюдениям российских и зарубежных коллег аппарат ИВЛ не улучшает процент выживаемости пациентов с ковидом. Есть и другие рекомендованные тактики лечения. Это в первую волну коронавируса, когда о вирусе мало что знали и не было алгоритма лечения, все говорили о ИВЛ», отметил Михаил Полунин.

врач-реаниматолог Михаил Полунин
Photo:Mariia ShröederСеверный луч/ВКонтакте

Но медики круглосуточно дежурили в реанимации около Виталия. У него часто случались кризисы. Пациенту постоянно подавалась увлажненная кислородная смесь в больших концентрациях и со скоростью потока — 10-15 литров в минуту.

«Нужно было много и постоянно двигаться, переворачиваться. Но иногда я не мог пошевелить даже пальцем. Не мог просто думать. На это не было сил. Я не могу даже представить, насколько сложно врачам было со мной. Это уже позже я узнал, что немного чудил. Не хотел есть или что-то делать. Но я этого не помню. Не помню, как кормили. Как принимал лекарства. Я просто смотрел „мультфильмы“ во сне»,рассказал больной.

По словам врачей из Тарко-Сале, они нисколько не сомневались, что смогут «вытащить» тяжелого пациента. Их уверенность передалась и Виталию. Со временем он понял, что единственный для него выход — полностью довериться лечащим врачам и выполнять все их требования.

Каждый день был невероятно трудным. Каждый час — постоянное напряжение. За одни сутки могли случиться сразу несколько кризисов. Целый месяц Виталий находился в реанимации и из последних сил цеплялся за жизнь, а врачи ему помогали. Медперсонал, работавший на время обострения эпидситуации работал вахтами и успел смениться, а больной только начал идти на поправку.

«Меня все знают, я — никого. Мне говорят, с тобой уже успели поработать почти все доктора и медсестры больницы. Но большую часть времени я провел в бердовом состоянии, а медперсонал весь в защитных костюмах. По голосам только узнавал. Мечтаю увидеть их и рассмотреть. Обнять и сказать спасибо», вспоминает пациент.

Медработники больницы в Тарко-Сале
Photo:Mariia ShröederСеверный луч/ВКонтакте

Целый месяц Виталий выживал и, наконец, самые мучительные кризисы миновали, и его перевели из реанимации в палату отделения интенсивной терапии. Теперь настал период восстановления, который также был непростым. Больной учился находиться без дополнительного кислорода: сначала по 30 минут, потом по часу. Тяжело было говорить, все время тянуло в сон, но врач требовал: «Не спать!».

Персонал больницы, все как один, отметили огромную силу воли Виталия и его сильное желание жить. По их словам, это здорово облегчило им задачу. Но впереди у больного еще длинный реабилитационный путь.

«За два месяца я похудел на 17 кг. Первым делом после выздоровления хотел сделать два дела: прогуляться вокруг города и съесть говяжий стейк. А о серьезном — впереди восстановительная терапия. Ходьба, нагрузка. Каждый день ощущаю улучшение — хоть что-то да лучше. Особенно дышать. Важные моменты для меня — я ощущаю большую радость. До слез. И чувство благодарности всему медицинскому персоналу Тарко-Сале»,рассказывает Виталий.

Действительно, на местных врачей легла невероятная нагрузка и ответственность. В Тарко-Сале пошли слухи, что Виталия уже давно нет в живых, медики умышленно скрывают правду. Все эти догадки строились лишь на основании того, что больной не отвечал на звонки. Но врачи продолжали молча делать свою работу — спасать своего пациента. Они советовались с коллегами из Салехардской окружной больницы и совместно корректировали схему лечения. Михаил Полунин отметил, что тактика терапии для Виталия была одобрена окружным консилиумом.

Напомним, что в настоящее время ситуация с распространением коронавирусной инфекции в регионах России продолжает оставаться напряженной. По данным федерального оперштаба на 19 октября, в РФ зарегистрировано 1 415 316 случаев заражения ковидом. Умерли от вируса — 24 366 жителей России.

Ранее историю своей болезни рассказала жительница Югры. По ее словам, лучше носить защитную маску, чем лежать под аппаратом ИВЛ.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter