«Подписывай, терять тебе нечего». Из ямальских зэков "выбивали" признания в чужих преступлениях

«Подписывай, терять тебе нечего». Из ямальских зэков "выбивали" признания в чужих преступлениях

22 марта 2013, 21:03
Общество
ИК-18 "Полярная сова". ЯНАО. Фото: voprosik.net
В ЯНАО раскрыли систему по выбиванию ложных признательных показаний из осужденных на пожизненное заключение. «Конвейер самооговоров» действовал в поселке Харп, где находится исправительная колония №18 «Полярная сова». За несколько месяцев в учреждении «раскрыли» почти двести резонансных преступлений, в том числе и многолетней давности.

Меньше чем за год осужденные из «Совы» написали 190 явок с повинной. Все они оказались самооговорами, пишет «Новая газета».

Схему, которая превратила колонию в «лабораторию фальшивых показаний», раскрыл следователь Корешников. На след «Полярной совы» он вышел, расследуя дело уральского рейдера Павла Федулева. Банда последнего, совершила ряд заказных убийств, в том числе и бизнесмена Соснина в 1996 году.

В 2010 году Корешников отправил Павла Федулева за решетку. Преступника осудили на 20 лет за организацию шести убийств и рейдерские захваты. Найти самих киллеров Корешникову не удалось.

«И тут ко мне приходит „чистосердечная явка“ из Харпа от (заключенного) Кузнецова, согласно которой он — один из исполнителей убийства. Все детально описывается, но уж слишком детально, вплоть до использования слов «дутыши» (сапоги), в которые якобы был одет Кузнецов в момент совершения убийства», — заявил изданию следователь.

«Дутыши» — уральский жаргонизм, а уроженец Брянска Юрий Кузнецов никогда не был на Урале, пояснил Корешников. Эта незаметная деталь и помогла следователю предположить, что осужденный просто узнал о «дутышах» из материалов дела и пытается себя оговорить.

Спустя некоторое время к следователям попал еще один подозреваемый, причастность которого к преступлению подтвердили на опознании потерпевшие и очевидцы. После того, как в Екатеринбург доставили Кузнецова, Корешников окончательно убедился - заключенный водит следствие за нос.

Следователь обыскал доставленного из колонии заключенного, и обнаружил в его личных вещах копию объяснений по «делу Федулева». Это стало для Корешникова доказательством того, что на допросе Кузнецов говорил заученные фразы.

В результате Кузнецов сам признался в самооговоре и рассказал, что в ИК-18 создана целая система по выбиванию таких показаний у заключенных. Для принуждения зэков использовался целый набор методов – начиная от содержания их в камерах с особо опасными преступниками, заканчивая так называемыми «пресс-хатами», где заключенных избивали.

Так в один из дней Кузнецова перевели в камеру к педофилу, которого заставили написать около 80 ложных явок с повинной. Заключенный сознался в убийствах и изнасилованиях малолетних по всем регионам РФ, оговорив при этом множество людей как соучастников. Перед этим преступника избивали неделю.

«Я не стал испытывать судьбу и начал писать все», — заявил заключенный Кузнецов.

Другой осужденный рассказал о пытках электрическим током. Так из него выбили показания по громкому делу об убийстве губернатора Магаданской области Валентина Цветкова, которого расстреляли в 2002 году на Новом Арбате в Москве.

Нити расследования привели к оперативнику ИК-18 Юрию Сандркину. СК РФ по Уральскому федеральному округу возбудило в отношении него уголовное дело по статье 286 УК РФ (превышение должностных полномочий с применением насилия). Надзирателя арестовали.

Следствие установило, что Юрий Сандркин даже инструктировал заключенных, как правильно давать показания во время следственных экспериментов, и как обмануть детектор лжи.

Информацию по резонансным делам Сандркин доставал через коллег-оперативников из разных регионов России, запрашивал списки нераскрытых дел в территориальных органах, брал данные из прессы. Таким образом, Сандркин рассчитывал сделать головокружительную карьеру и попасть в Москву.

«Например, Сандркин раскладывал перед зэком атлас и говорил: „Вот от Дальнего Востока и до Калининграда ты должен написать явки. С тебя столько-то явок должно быть“. И зэк выбирал город, писал, что нашел в этом городе девушку или ребенка, вывез в лес, изнасиловал и сжег труп. Хотя ничего этого не было», — продолжает свой рассказ следователь Корешников.

В уголовном деле Юрия Сандркина фигурируют только 32 «выбитые» явки с повинной. Всего под его контролем в «Полярной сове» их написали около 200. От 28 признаний отказался осужденный Жуков, от четырех — Юрий Кузнецов. Это то, что смог расследовать Корешников, следы остальных «лжеявок» теряются в бюрократических недрах правоохранительной системы. Не исключено, что «выбитые» показания по-прежнему используются в делопроизводстве.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter