«Перемалывается вся жизнь, это пережить очень тяжело». Истории пациентов с COVID
27 июля, 10:58
Общество
Photo: 1Mi
Большинство заразившихся новой коронавирусной инфекцией переносят болезнь в легкой форме, некоторые совсем беcсимптомно. Для других COVID-19 стал тяжелым испытанием и борьбой за жизнь. О том, как лечат COVID-19 в России, рассказали «НН.ру» пациенты госпиталей.

«Мне страшно, что со мной будет дальше»

Анна из Екатеринбурга (имя изменено. — Прим. Ред.).

Женщина стала одной из 91 пациента, которые заразились коронавирусом в городской больнице. По словам Анны, она поступила в терапевтическое отделение с приступом гипертонии. Шесть дней подряд ее переводили в разные палаты. Так, ее соседкой стала бабушка с сильным, удушливым кашлем.

Я просила медперсонал обратить внимание на пациентку, но ей только делали уколы от температуры и давали антибиотики. Несколько ночей мы практически не спали, потому что бабушка задыхалась. Она просто лежала и стонала, даже не понимала, что с ней происходит,вспоминает пациентка.

Через некоторое время симптомы COVID-19 почувствовала и сама Анна. Ее опасения подтвердил положительный тест. Врачи больницы попросили пациентку не рассказывать о том, что у нее обнаружен COVID-19, но женщина не согласилась скрывать свой диагноз.

Я не хочу, чтобы другие пациенты заразились так же, как я. Мне страшно, что со мной будет дальше. Мне трудно дышать, в груди прямо нет места. Хочу побольше затянуться воздухом, но не могу,рассказала Анна.

Кроме того у больной были такие признаки коронавируса, как сильный отек носоглотки, полная потеря обоняния, приступы сухого кашля.

Температуры пока нет, но чувствую себя уставшей. У меня совсем нет аппетита, я уже похудела на три килограмма,поделилась женщина.

Ей было назначено лечение триазавирином, ксимелином и гриппфероном.

«Перемалывается вся жизнь, это пережить очень тяжело»

Ольга Юрьевна (имя изменено. — Прим. Ред.) почти три недели провела в больнице, где ее лечили от коронавируса, которым она заразилась во время поездки в Испанию. Ей диагностировали двустороннюю пневмонию.

Болезнь она переносила очень тяжело, кроме того, препараты, которыми сбивали температуру и лечили воспаление, вызвали серьезные побочные эффекты.

Температуру поначалу сбивали парацетамолом. Потом стали колоть диклофенак. Он снижал температуру на 12 часов, потом она снова поднималась до 39 градусов. Мне начали давать триазавирин. Все это нарушило работу пищеварительной системы, рассказывает Ольга Юрьевна.

Пациентка долгое время совсем не могла есть, но пила много воды. После триазавирина, больной выписали Калетру (противовирусный препарат, активный в отношении ВИЧ. — Прим. ред.), а затем Плаквенил (противомалярийный препарат. — Прим. ред.).

Мысли о смерти были все это время. То я думала, что не смогу, пусть будет другой конец, то уговаривала себя, что надо бороться, цепляться за жизнь. Меня поразило то, что произошло в моей душе. Перемалывается вся жизнь, это пережить очень тяжело, поделилась женщина.

«Возможно, эпидемия с конца января ходит, просто у нас тогда тестов не делали»

Елена, Новосибирск (имя изменено. — Прим. Ред.)

Вернувшись из поездки во Францию, девушка восемь дней не чувствовала признаков заболевания. Но потом появились первые симптомы, анализ на COVID-19 подтвердил наличие в организме опасного вируса. Ее сразу госпитализировали в инфекцию, где Елена лежала в одиночной палате.

Если у человека отрицательные анализы, но какие-то симптомы похожие, то его могут к кому-то подселить. А если у человека подтвердился положительный, то он исключительно отдельно находится, в отдельной палате, никакого контакта с другими. Я все 10 дней одна лежала, общалась только с медиками и с друзьями по телефону,рассказывает Елена.

Как и у многих инфицированных девушке диагностировали пневмонию, которую лечили антибиотиками. Вирус подавляли иммуномодуляторами. Потом в курс лечения добавили препараты для больных ВИЧ-инфекцией и гепатитом С.

По словам Елены, чувствовала она себя хорошо, кроме небольшого недомогания и кратковременной потери обоняния.

Я не говорю, что не надо серьезно к этому относиться, что больные не больные, давайте все друг с другом целоваться. Но я считаю, что такие же меры надо принимать, как при гриппе. Если ты болеешь с температурой 39 градусов, то не иди на работу, не езди в метро. Останься дома, переболей. И тут то же самое. Сядь на карантин, посиди эти четырнадцать дней. Я не вижу в этом проблемы, призывает девушка.

Елена, отмечает, что многие ее знакомые испытывали похожие симптомы еще в январе-феврале этого года. Она предполагает, что в то время еще не проводили тестирование на коронавирус, поэтому и не было статистики по заболевшим. Всем ставили ОРВИ.

Некоторым россиянам, которые заболели коронавирусом, приходится бороться не только с болезнью, но и с негативным отношением к ним со стороны общества, коллег, друзей и даже родных.

«Гореть вам в аду»

Екатерина и Алексей Крехалевы, Няндома.

Супруги подхватили коронавирус в свадебном путешествии, которое они провели в Турции. Вернувшись домой, они сдали тесты на COVID-19, которые показали положительный результат. Молодоженов положили в местную больницу. В интервью 29.RU они рассказали, что совсем не паниковали, а вынужденную госпитализацию превратили еще в один медовый месяц.

Девять дней мы находились в инфекционном отделении няндомской больницы. Три этажа, приспособленные специально для таких случаев, но пациентов нет, так что мы вдвоем там были — романтика. Медики очень хорошие. Мы благодарны им очень за добрые слова. Как мы поняли, они вместе с нами там жили, рассказала девушка.

Болезнь у семейной пары протекала легко, с небольшой температурой, насморком и кашлем. Екатерина, кроме того ощущала покалывания в груди и боль в горле. Ее муж отделался температурой 37,5 градуса. Врачи им прописали противовирусные средства и лекарство от болезней горла.

Но самым неприятным испытанием для Крехалевых стало отношение к ним жителей Няндомы. Конечно, большинство нияндомчан сочувствовали паре, беспокоились об их здоровье и старались подбодрить. Но нашлись и такие, кто в адрес Крехалевых сыпали проклятиями, обзывали и желали «сгореть в аду».

«Я зажигаю газ и взлетаю! Раз мы зараженные, значит, все помрем»

Семья Гурбановых, Карасук, Новосибирская область.

Глава семьи приехал из Москвы, но чувствовал себя хорошо. Он и жена жили обычной жизнью и оба не переставали ходить на работу. Ежедневно к ним приходил участковый врач, проверял общее состояние здоровья семьи и измерял всем температуру. На десятые сутки у Гурбанова взяли анализы, которые подтвердили наличие у него COVID-19. Ему была предложена госпитализация и он добровольно согласился лечь в больницу для лечения.

А вот его супруга отреагировала неадекватно, она не могла смириться с болезнью и угрожала поджечь свой дом. Ее и двух детей увезли в инфекционное отделение принудительно.

После того, как о болезни Гурбановых узнали в Карасуке, на них началась самая настоящая травля. Соседи следили за их домом, звонили и кричали матом. Полиции пришлось взять семью под свою охрану.

Нам угрожали, говорили, что убьют моего мужа, покончат с нами. Все в таком духе, вспоминает женщина.

Она считает, что информацию об их заболевании распространили сами медработники, так как кроме них никто об этом не знал.

Чтобы не стать участником подобных событий, необходимо соблюдать меры профилактики, которые снижают риски заражения. В настоящее время в Югре выявлено более 15 тысяч случаев заболевания. Не смотря на первый этап снятия ограничений, COVID-19 продолжает распространяться по округу, поэтому в общественных местах держите социальную дистанцию и надевайте маску, а руки и поверхности гаджетов регулярно обрабатывайте антисептиками.