Posted 21 июля 2023,, 06:43

Published 21 июля 2023,, 06:43

Modified 22 июля 2023,, 12:44

Updated 22 июля 2023,, 12:44

Эксперты убеждены, налоговые новации, которые собираются ввести, придется корректировать.

Шантаж или система? Кто выиграет от ужесточения налогов для нефтяников в ХМАО

21 июля 2023, 06:43
Фото: Midjourney
Эксперты убеждены, налоговые новации, которые собираются ввести, придется корректировать.
Эксперты обсуждают, как поправки скажутся на нефтяной отрасли и развитии Севера.
Сюжет
Нефть

Минфин грозит до конца июля направить в Госдуму для рассмотрения очередные налоговые новации. Ключевым изменением станет сокращение максимального дисконта цены российской нефти Urals по отношению к Brent (планируется минус 20 долларов), которая используется при расчете налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ), налога на дополнительный доход (НДД) и экспортной пошлины на нефть. Нефтяники недоумевают: куда еще больше налоговой нагрузки?

Однако федеральные власти не собираются на этом останавливаться и планируют сократить выплаты по демпферу вдвое, а также сократить с августа экспорт нефти на 500 тысяч баррелей в сутки.

Нефтяников ХМАО заставляют играть по старым правилам

Руководитель аналитического центра Независимого топливного союза Григорий Баженов убежден, что российская налоговая система продолжает жить по принципу, в котором существовала до февраля 2022 года. Она словно не замечает, что правила игры — направления поставок, бенчмаркинг, относительно которого должны рассчитываться как раз те самые налоги, — сильно изменились. И до сих пор чиновники все считают по прежним лекалам.

«Даже цена Urals, преимущественно попадающая не в страны Европы, а Азии, сегодня выше тех, которые рапортуются. И, конечно, само по себе исчисление будет сказываться на российском нефтепродуктовом рынке. Это касается и демпферного механизма, который сегодня дает значительные вычеты российской нефтянке. Хотя нефтяные компании находятся в достаточно хороших условиях. Им дали время перестроиться. Они с умели нарастить теневой флот, перенаправить поставки. Естественно, им не нравится, что изменятся налоговые правила, но в целом ситуацию нельзя назвать критичной», — заявил Григорий Баженов.

Все проблемы компенсационных выплат заключаются в том, что эти меры не воздействуют на оптовые цены, хотя в 2019 году, когда вводился демпфер, планировалось, что будет иначе. Задумывалось как: нефтяники не вывозят товар из страны, за это власти дают определенный вычет в виде демпферного механизма. Следовательно, часть недополученной прибыли им возвращается. На деле — механизм не воздействует на оптовые цены. Цены могут быть, как высокими, так и очень низкими вне зависимости на то, какие выплаты по демпферу осуществляются.

Все ради свободной нефтянки! Экономисты за отмену демпфера

Нефтяные компании сейчас получают субсидию на прибыль, но когда были убытки из-за пандемии коронавируса, им пришлось платить средства в бюджет — налог на убыток.

«Демпфер занижает объем нефтегазовых поступлений в бюджет. Не сомневаюсь, что он будет пересмотрен и, возможно, в дальнейшей перспективе отменен. Что придет ему на смену — большой вопрос. Компании не увеличивают розничные цены, но те котировки, которые мы наблюдаем на бирже сильно далеки от реальных. Создается впечатление, что это своего рода намек: какие будущее мы можем получить», — пояснил Григорий Баженов.

Аналитик отмечает, что прошлый год был аномальным для нефтяной отрасли. В настоящее время — сезонность ровно та же, что и была до февраля 2022 года. Цены на бензин выше средних показателей. Показатели достигли самых верхних значений, но так как нефтяники продолжают получать вычеты, они также продолжают настаивать выгодных для них условиях.

«Если мы хотим что-то поменять нам нужно в первую очередь менять механизм распределения нефтепродукта внутри страны. Нам нужно больший объем реализовывать через биржу. Нужно отходить от демпфера, переходить к какой-нибудь скидке акцизов к поставке топлива через биржу», — считает Георгий Баженов.

Неизвестно, кто кому должен: нефтяники государству или государство нефтяникам

С тем, что пора менять налоговую систему и «приводить ее в чувство», согласен и независимый аналитик Дмитрий Адамидов. По его словам, ужесточение для нефтяников скажется на налоговых поступлений в бюджет. По оценкам экспертов примерная сумма поступлений в бюджет составить 1 трлн рублей.

«В настоящее время НДПИ считается от Urals. Если он начнет считаться от стоимости нефти марки Dubai, то цена будет выше. Думаю, кардинально все равно ничего не поменяется. Я ожидал, что будут приняты меры, которые приведут налоговую систему в чувство. Если с добычей, все более-менее понятно, то с переработкой, они не понимают, кто кому должен. То ли государство должно переработчикам, то ли переработчики — государству. Но видимо, власти решили „подремонтировать старую систему“. Соответственно, все будет регулироваться в ручном режиме», — рассказал экономист.

Эксперт также отметил, что Госдума собралась облагать налогом сверхдоходы крупных компаний. Нефтяники в этот список не попадают. Но, как напомнил аналитик, у них есть большое «домашнее задание» в плане социалки. Что касается предприятий Югры, надо понимать, что развитие отдаленных северных территорий, это гораздо сложнее, чем развитие территорий центральной России. И, следовательно, «домашнее задание» становится очень большой нагрузкой.

В теории — одно, в реальности — другое

Когда нефтяники только начинали осваивать месторождения, им приходилось заниматься всем, потому что другого источника дохода на обустройство этих территории не было. Строили дороги, жилье, порты, аэропорты и подсобные хозяйства. У нефтяников считалось, что «это наше и этим нужно заниматься». После развала СССР все приватизировали и разделили. Социальные объекты передали муниципальным властям. Но мы видим, что все равно большую нагрузку несут крупные компании, в том числе нефтедобывающие.

«Одно дело — теория, другое — реальность. Если в Москве множество крупных компаний, то социальная нагрузка делится между всеми: один решит вопрос с дорогой, другой — сможет построить спортивный центр или обустроить зону отдых, третий — обеспечит электричеством. То, в Югре и на Ямале крупных компаний, кроме нефтяных и газовых, почти нет. Следовательно, социальная нагрузка полностью ложиться на них», — поясняет Дмитрий Адамидов.

Как пример, ситуация с авиакомпанией «ЮТэйром», которая создавалась под нужды северян.

«Компания задолжала по кредитам „Сбербанку“ и ВТБ. Финансовые организации пытались поставить под вопрос о банкротстве компании, но затем после вмешательства „Сургутнефтегаза“ осознали, что будет. Думаю, их спросили: „хорошо, вы можете обанкротить, на чем летать будем?“. Вот, они и сразу приутихли. Казалось бы, зачем держать „ЮТэйр“, который не может развиваться без заемных средств, но надо понимать, что речь идет о развитии территории. И это гораздо серьезней, чем просто банкротство компании», — пояснил эксперт.

Кто проникнется проблемами нефтяников ХМАО?

Правительство хочет привести налоговую систему к единому стандарту. Но тут оно противоречит само себе. С одной стороны, оно облагает нефтяников налогами, с другой навешивает на них «социалку» или концессии. На Севере такой подход, по мнению экспертов, неэффективен.

«В условиях Крайнего Севера, когда надо найти квалифицированные кадры, завезти людей с материка и создать комфортные условия для их проживания, это сделать намного сложней. Правительство хочет привести налоговую систему к единому стандарту. К чему это приведет — неизвестно? Компании могут сказать: „хорошо, будем платить налоги“, но социалку держите сами. Думаю, налоговые новации, которые собираются ввести, придется корректировать. Стоит получить льготы одной компании, у других возникнут вопросы», — говорит собеседник.

Сейчас, по мнению Адамидова, гораздо важнее создавать инфраструктуру на малоразвитых территориях, а не решать сколько отнять у нефтяников или кому давать льготы.

«Мы тридцать лет отстраивали систему, при которой все шло на Запад, сейчас поворот в другую сторону. Это означает, нужно реализовывать крупные инфраструктурные проекты в восточной части страны, северных ее регионах», — заключил аналитик.