"Мы их душили-душили"

"Мы их душили-душили"

28 января 2013, 14:53
Главное
За последний месяц шесть собак в Сургуте скончались от интоксикации. Неизвестные отравители, объявившиеся в городе, действуют методами, опасными не только для четвероногих. Заводчица лабрадоров Анна Грехова, первой забившая тревогу из-за частых отравлений собак, выразила корреспонденту Муксун.fm опасения, что теоретически жертвами яда могут стать и люди. Сургутянка также считает, что, возможно, яд разбрасывали не в целях борьбы с беспризорными собаками, а жестокости ради. Такими методами обычно действуют догхантеры. Вместе с тем, в мэрии предпочитают игнорировать проблему. Подробности - в материале Муксун.fm.

Догхантеры как организованное движение стали действовать в крупных городах России с 2009 года. У них есть свой сайт с «манифестом», несколько групп в соцсетях. Желающих вступить в эти ряды не останавливает даже общественное презрение – в том же ВКонтакте антидогхантерских групп в десятки раз больше, чем организаций их сторонников. Некоторых пополнить ряды охотников на собак заставляет желание устранить опасность, исходящую от бродячих псов, но чаще догхантерами становятся «забавы ради». Такие люди ведут список своих «побед» в соцсетях, выкладывают живодерские видеоролики и безумно гордятся своей миссией, а также изобретают новые изощренные способы мучения животных.

В частности, сайт «Живодерам.нет», ведущий картотеку догхантеров на основе данных из социальных сетей,  приводит такие характеристики: «Cерийный убийца собак из Москвы. На глазах у людей (в том числе детей) из окна своего автомобиля расстреливал домашних и бездомных собак. По данным защитников животных, убил или ранил около 50 собак. Ранее был также привлечен к административной ответственности за стрельбу по птицам» или «Один из первых выложил способ отравления собак с помощью изониазида ещё несколько лет назад. Было это опубликовано в его ЖЖ».

В Сургут догхантеры пришли недавно, зато громко. «Одна из собак, которые во время прогулки отравились, - ротвейлер, хозяева ее выводят обязательно на поводке и в крепком наморднике, так что она в принципе не могла бы съесть отравленную пищу», - рассказывает Анна Грехова, поясняя свою теорию о том, что отравитель – в некотором смысле знаток своего дела. По ее версии, яд мог быть рассыпан прямо на снегу без приманки или злоумышленники могли использовать аэрозольный яд, который достаточно только вдохнуть. «Понимаете, что это значит? Пострадать могут не только собаки. В снегу часто играют дети, поскользнуться и упасть тоже каждый может. Получается, что никто не защищен. Мне даже не столько собак жалко, сколько я беспокоюсь за детей», - говорит собаковод со стажем.

О том, что в Сургуте появились отравители, югорские СМИ заговорили только после обращения Анны Греховой: одна из приобретенных у нее собак стала жертвой неизвестного яда. Однако, как поясняет женщина, первое отравление произошло еще в конце декабря, но тогда хозяева собаки списали все на несчастный случай. Сегодня известно уже о шести отравлениях в разных районах города: в поселках Снежный и Белый Яр, на улицах Каролинского и 30 лет Победы. Заключения о трех проведенных в разных ветеринарных клиниках вскрытиях словно написаны под копирку: отравление неизвестным ядом, точно не крысиным, так что списать вину на недобросовестных коммунальщиков вряд ли получится. На крыс этот яд как раз никак не действует.

На собак яд действовал в течение получаса после прогулки. Доставить за это время собаку к ветеринару, причем в Сургуте – с его вечными пробками – нереально. И все же, одного пса удалось спасти – того самого ротвейлера в наморднике. Его хозяин вовремя заметил симптомы у питомца и принял меры. «Но это собаки, причем крупные: ротвейлер, кавказская овчарка, лабрадор. Они весят по60 килограммов, не меньше! А если бы на их месте был ребенок? Да он бы и получаса не прожил!», - продолжает возмущаться Анна Грехова.

Впрочем, ветеринарный врач Сургутской городской ветеринарной службы Марина Беломытцева считает, что ни дети, ни взрослые пострадать не могли. «Дети не могли получить отравление – они не грызут что угодно, в отличие от собак», - считает женщина.

Как сообщила Анна Грехова, она обращалась в департамент городского хозяйства, где ее приняли  достаточно невежливо и предположили, что собаки вызывали недовольство соседей, которые и решили ее отравить. Получить комментарий в департаменте у корреспондента Муксун.fm не получилось - секретарь директора департамента Владимира Базарова, узнав, о чем идет речь, наотрез отказалась соединять собеседника со своим шефом.

Судя по сообщениям на сургутском форуме, похожая ситуация не так давно произошла в Радужном. Пользователь с ником ronda пишет: «Буквально месяца два назад еле спасли у нас в Радужном двух собак: лабрадора и немца, кажется. Тоже кто-то разбросал в местах, где гуляют собачки, яд».

Кого в этих случаях винить? Так называемых догхантеров или просто «заботливых» соседей? С одной стороны, отравить собаку ближнего своего – традиция соседских войн в любой деревне, с другой – борьба с беспризорными одичавшими животными давно уже возведена в ранг героических поступков, причем отчасти обоснованно. Когда в 2010 году бродячие собаки в Сургуте насмерть загрызли ребенка, никто не сомневался, что нужно принимать решительные меры. В центре города бродячих собак сегодня встретишь редко. Жители близлежащих поселков не столь оптимистичны, возле их домов по-прежнему периодически бродят одичавшие стаи, с которыми уже точно не справятся ни сердобольные граждане, ни общественные движения помощи бездомным животным (коих, кстати, в Сургуте аж два), ни приюты, которых все равно в Югре нет и не предвидится.

Для «собачьей» благотворительности нужны меценаты: помещение, вольеры, корм, лекарства и услуги ветеринара – все это обойдется в значительную сумму, причем неокупаемую. Например, в Екатеринбурге на содержание приюта «Четыре с хвостиком», в котором находятся 200 питомцев, ежемесячно уходит 150 тыс. рублей, из них 40 тыс. рублей – на одно только отопление. По словам президента фонда «Добрые руки» Елены Дышлевой, приют не получает финансирования и существует только за счет пожертвований горожан. «Столько порогов оббили, столько сил потратили, столько людей было задействовано для создания приюта – всех и не перечислишь», - вспоминает она. Но этот приют не спасает город от бродячих животных: в 2012 году в Екатеринбурге был открыт государственный приют, сразу ставший востребованным, но очень скоро это учреждение влезло в долги из-за недостатка финансирования.

С учетом того, что в нашем округе обычно значительно холоднее, чем в Екатеринбурге, приют для животных будет обходиться в более значительную сумму каждый месяц – вырастут расходы на отопление. Пока же не нашлось югорчан, готовых вложить такие средства в создание приюта, как и не удалось их накопить благотворительным организациям помощи бездомным животным – пожертвования горожан обычно уходят на корм и ветеринарное обслуживание.

Депутат думы Сургута Анатолий Вац рассказал, что вопрос о создании в городе приюта для бродячих животных неоднократно обсуждался местными парламентариями. «Все мы понимаем, что приют необходим и для обеспечения безопасности, и просто для того, чтобы наши дети знали, как нужно относиться к животным. Но строить приют за бюджетные деньги – непозволительная роскошь, - отмечает депутат. – Мы рассматривали вариант привлечения бизнеса, например, можно было бы в этом приюте организовать еще и питомник, который приносил бы доход. Но пока нет человека, которому можно было бы доверить такое дело. ГЧП могло бы помочь, но сейчас власть не может гарантировать, что предприниматель не понесет убытков, и это отталкивает бизнесменов».

Вац пообещал также, что проблема с бродячими собаками и объявившимися догхантерами будет обсуждаться на депутатских слушаниях и депутаты совместно с полицией найдут решение: «Когда люди начинают самостоятельно пытаться решить что-то подручными методами – то не очень хороший сигнал для власти. Значит, они не верят в то, что власть может помочь. Но мы должны разобраться в этой ситуации. В конце концов, это просто жестоко: у меня у самого есть собака, и я знаю, что хозяева очень сильно переживают гибель своих питомцев. Отравление собак – это варварство, такого нет ни в одной цивилизованной стране», - заключает депутат.

Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter