Климат камбэк: потепление и рост газодобычи угрожают ямальским оленеводам
Аналитика

Климат камбэк: потепление и рост газодобычи угрожают ямальским оленеводам

1 мая 2020, 12:54Photo: Russia Beyondпотепление и рост газодобычи угрожают ямальским оленеводам
Международное информагентство Reuters выпустило материал о последствиях климатических изменений для Ямала. Ракурс общественности начинает смещаться с пандемии и концентрироваться на вопросах выживания в мирных условиях. Медиаисследователь Сергей Климаков о возрождении климатического тренда в ЯНАО.

В медиа-архиве темы «Ненцы VS Газ» – большое пополнение. Одно из главных мировых информагентств Reuters выдало материал журналиста Алека Луна «Потепление климата и напор арктического газа угрожают российским оленеводам». Статья четко географически привязана к Yamal-Nenets Autonomus District, она весомая, маркирована редакцией как Big story и Feature, и любопытна уже хотя бы этим.

Статья в Reuters «Потепление климата и напор арктического газа угрожают российским оленеводам»

Объемное внимание к Ямалу в СМИ уровня «Рейтер», как Муксун.fm отмечал ранее – вообще явление не частое. А материал Луна имеет еще исследовательское и околополитическое. Изначально он был опубликован в сопровождении авторского фоторяда на сайте Thomson Reuters Foundation, специального правозащитного фонда гигантской медиа-корпорации, куда входит само Reuters. К слову, позже его перепечатали еще MSN, Yahoo News и National Post.

Photo: twitter.com/ASLuhn

Американский журналист прокатился на нартах с ямальскими кочевниками.

Хэдлайнером в статье выступает Ейко Сэроэтто, с которым «Thomson Reuters Foundation [общался] в оленеводческом шатре его семьи». Другими фигурантами являются администрация губернатора ЯНАО и профессор финского Лапландского университета, междисциплинарный исследователь Арктики Брюс Форбс. Они отвечали на вопросы автора заочно. Также Алек Лун использовал находящиеся в доступе в Сети научные (известный нашим читателям доклад NOAA, к примеру) и новостные источники, собственные прежние работы (он один из самых заметных пишущих о Русском Севере западных журналистов).

Тревожащее название самой статьи и подзаголовки ее разделов – «Лишайник под льдом», «Газовая экспансия», «Тощий олень» – к позитиву не располагают сразу.

Правда, и аргументационного или образного прорыва в критике нет, она сделана по старым лекалам: «Коренные ненцы-оленеводы говорят, что нефтегазовые процессы на Ямале – геологоразведка и эксплуатация с сотней скважин, множеством поездов и цистерн – загрязняют окружающую среду и наносят вред здоровью их животных… [Эта ситуация] усугубляется изменением климата: экстремальные погодные явления и вспышки болезней уносят жизни десятков тысяч оленей…».

Единственно оригинальное: в середине марта в России был принят пакет с серьезными налоговыми льготами для стимулирования газодобычи в Арктике – и в тексте специально заостряется внимание, что эта мера «подстегнет» развитие газодобывающей инфраструктуры и, соответственно, проблемы у аборигенного населения.

Из-за глобального потепления, рассказывает автор, в Арктике участились зимой дожди, что ведет к ледяным коркам над лишайником и делает недоступной оленям их пищу, плюс еще в прогреваемой почве оттаивают споры сибирской язвы.

«Ямальский регион использует доходы от энергетики для выплаты пастухам месячной субсидии 5000 рублей ($66), а нефтегазовые компании часто дарят снегоходы лучшим борцам и гонщикам на санях на ежегодных празднованиях Дня оленевода. Но многие местные жители и активисты говорят, что это недостаточная компенсация за воздействие на окружающую среду крупных углеводородных проектов».

На публичные слушания же они опаздывают из тундры, потому что извещаются не вовремя. Промышленная инфраструктура, несмотря на усилия ТЭКа, ограничивающая миграцию оленей, прямо влияет на их воспроизводство, выживаемость оленят.

«Кочевники и ученые сходятся во мнении, что ямальские олени худеют и подвержены вымиранию более чем 20 лет назад».

Власти региона и государственные оленеводческие кооперативы винят тут не добычу ископаемого топлива, а, в первую очередь, перевыпас скота («кормовая база не успевает обновляться»), все-таки 600 тысяч – крупнейшее поголовье оленей в мире.

«Чтобы решить то, что оно считает проблемой, правительство Ямала выделило 15 миллионов рублей ($200 тысяч) в октябре 2019 года на строительство двух ранчо для 1000 оленей на юге региона в качестве альтернативы кочевничеству». Однако лапландский профессор Форбс скептически оценивает эту идею.

Таким образом, на каждое официальное мнение и решение в статье находится свое сомнение. На контрасте позиция тундровика Сэроэтто выглядит праведной и смелой:

- С такими варварскими методами захвата Арктики через 100 лет оленеводства не будет… Я хочу, чтобы мой уклад жизни сохранялся тысячу лет, и хочу сделать все, чтобы уберечь его от ТЭКа. Если вы дадите людям понять, что изменение климата – это катастрофа, возможно, что-то изменится.

От такого эффектного напора возникает ощущение, что дискурс Climate Change, задвинутый последние пару месяцев в тень COVID-19, восстанавливается на глобальном информационном пьедестале. Алек Лун ездил на Ямал в феврале, налоговые льготы по СПГ утверждены в России в марте, но текст, написание которого требует максимум два дня, выпускается все равно в конце апреля, когда кажущийся тотальным и безвозвратным коронавирус топовые политические фигуры ранга генсека ООН начинают публично переоценивать и рассматривать в связке с глобальным потеплением. Как эта реинкарнация климатического тренда отразится на внешнем медиаконтуре Ямала? Muksun.fm следит за ходом событий.

Stories:
ЯНАО
Found a typo in the text? Select it and press ctrl + enter